Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы 9:00-18:00 Вых
icon-skype-png icon-telegram-png icon-viber-png icon-whatsapp-png

Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы
9:00-18:00 Вых
+372 5 489 53 37
+381 6911 12327
Южная Корея

Диджитал-номады устроили «холодный» прием южнокорейской визе цифрового кочевника

Богатая культура, высокий уровень жизни и развитая транспортная инфраструктура не помогли Южной Корее привлечь диджитал-номадов. Удаленные работники и фрилансеры из-за рубежа устроили «холодный» прием южнокорейской визе цифрового кочевника, которая была представлена в начале 2024 года.

Южная Корея

Неутешительная статистика

За месяц после старта приема заявок не набралось и десяти соискателей. На начало февраля 2024 года всего 7 иностранцев подали заявления на получение южнокорейской визы цифрового кочевника. Статистикой поделилось Министерство юстиции азиатской страны.

Специальная рабочая виза, получившая буквенно-цифровое обозначение F-1-D, была введена в пробном режиме 1 января 2024 года. Цель — привлечение иностранцев, желающих работать удаленно в Южной Корее в течение длительного периода. Кандидаты должны быть трудоустроены в зарубежной компании и работать удаленно. Работать на южнокорейских нанимателей / заказчиков строго запрещено.

Виза допускает пребывание в течение одного года с момента оформления. Срок ее действия может быть продлен еще на один год. В результате общий период допустимого пребывания может составить два года. Без этой визы многие иностранные диджитал-номады могут находиться в Корее только до 90 дней или вынуждены оформлять туристическую визу.

В чем причины низкого спроса на визу цифрового кочевника в Южную Корею?

Эксперты называют минимум 4 фактора: недоступность для фрилансеров, высокие требования к доходу, сложное обустройство, риск столкнуться с расовой дискриминацией. Рассмотрим причины низкого спроса на визу цифрового кочевника в Южную Корею в деталях.

Недоступность для фрилансеров

Одно из наиболее очевидных препятствий на пути новой южнокорейской визы в топ предпочтений диджитал-номадов — недоступность для фрилансеров (на данный момент), которые составляют значительную часть мирового сообщества цифровых кочевников.

В визовых правилах Министерства юстиции Южной Кореи указано, что только иностранные граждане, работающие в штате зарубежной компании, имеют право на получение новой рабочей визы F-1-D. В ведомстве отмечают, что в перечень потенциальных бенефициаров программы фрилансеры не входят:

«В настоящее время фрилансеры, которые официально не являются частью штата зарубежной компании, не имеют права на получение визы. Однако мы планируем выслушать различные мнения относительно визы цифрового кочевника и рассмотреть возможность внесения изменений в случае необходимости».

Высокие требования к доходу

Требование к годовому доходу — еще один фактор, удерживающий многих потенциальных релокантов от подачи заявок. Чтобы подать заявление на получение визы цифрового кочевника в Южную Корею (визы F-1-D), иностранцам необходим годовой доход, который минимум вдвое превышает валовой национальный доход (ВНД) Кореи на душу населения за предыдущий год.

В 2022 году ВНД Кореи на душу населения составлял 42,48 миллиона вон / 32 000 долларов США (данные за 2023 пока не опубликованы). Соответственно, заявителям сейчас необходим годовой доход в размере 85 миллионов вон / 64 000 долларов США или выше. Учитывая высокие финансовые требования, визовая программа вряд ли привлечет в страну толпы иностранцев и принесет пользу местной экономике, как это изначально предполагалось.

Сложное обустройство

Организация InterNations, позиционирующая себя как крупнейшее в мире интернет-сообщество для экспатов, поставила Южной Корее низкую оценку в категории «Легкость обустройства» по итогам ежегодного опроса пользователей. Опрос включал вопросы о дружелюбии местных жителей и простоте передвижения, а также о сложностях для персон, не владеющих местным языком.

Страна заняла 50-е место из 53 в обзоре лучших направлений для переезда на сайте Expat Insider, опередив только Турцию, Норвегию и Кувейт. Южная Корея также заняла 49 место из 113 стран в Индексе владения английским языком ресурса Digital Nomad World, ввиду чего она оказалась в категории «умеренно» благоприятных направлений в контексте переезда англоговорящих экспатов. Для сравнения приведем статистику по региону: Сингапур — второе место в мире, Гонконг — 29-е, Япония — 87-е место.

Расовая дискриминация

В марте 2020 года Национальная комиссия по правам человека Южной Кореи объявила результаты исследования с говорящим названием «Расовая дискриминация в южнокорейском обществе». 7 из каждых 10 иммигрантов, принявших участие в исследовании, заявили, что расовая дискриминация в корейском обществе существует.

Межрасовые отношения в Южной Корее до сих пор считаются настолько серьезной аномалией, что несколько каналов на YouTube с участием «международных пар» стали очень популярными и прибыльными.

Если в других азиатских странах и регионах, включая Гонконг, Таиланд и индонезийский остров Бали, проживает большое количество иностранцев, то население Южной Кореи довольно однородно. Возможно, вводя эту новую визовую политику, южнокорейское правительство пытается инициировать дискуссию по нормализации отношений между корейцами и некорейцами.

Конкуренты

Для сравнения: Малайзия, которая также предлагает специальную визу цифровым кочевникам, установила требование к годовому доходу на уровне 24 000 долларов США в год. Испания требует, чтобы заявители имели минимальный годовой доход в размере около 26 тыс. евро (28 000 долларов США). Причем испанцы разрешают диджитал-номадам получать до 20% дохода от обслуживания компаний / заказчиков, базирующихся непосредственно в Испании.

На мировом рынке визовых программ для диджитал-номадов есть страны с еще более низкими требованиями к доходу. Но также есть страны с требованиями, аналогичными корейским. Например, Япония, где подобная схема запустится в марте 2024 года, планирует установить порог годового дохода в размере 10 миллионов иен (67 000 долларов США).

Причем японцы хотят разрешать диджитал-номадам всего лишь шестимесячное пребывание. Как и Южная Корея, Япония потребует от заявителей наличия медицинской страховки, а также запретит трудоустройство в японских компаниях.

Первый шаг?

Некоторые эксперты из Южной Кореи полагают, что новая виза цифрового кочевника — это нечто большее, чем просто стремление местных властей повысить удобство путешествий диджитал-номадов. Одна из возможных скрытых задач — создание предпосылок для увеличения рабочей силы в стране с катастрофически низким уровнем рождаемости.

Эксперты Корейского института менеджмента при Университете Джорджа Вашингтона в США считают новую южнокорейскую визу «мягким запуском» более масштабного плана по привлечению большего количества иностранцев в Южную Корею — и не только по карьерным причинам.

Уровень рождаемости в рассматриваемом государстве самый низкий в мире. Причем по оценкам Южнокорейского статистического управления, уровень рождаемости в стране, который измеряется как среднее количество рождений у женщины за всю жизнь, как ожидается, снизится с 0,78 в 2022 году до 0,65 в 2025 году. За последние три года в стране зарегистрировано больше смертей, чем родившихся.

Местные жители и экспаты высоко оценивают инфраструктуру азиатской страны, общественный транспорт, Wi-Fi и другие удобства. Но многие жители сходятся во мнении, что самой большой проблемой выступает высокая стоимость жизни. Особенно сильно этот фактор «бьет» по молодым корейцам.

Столица Кореи густонаселена. Это приводит к высокой стоимости жизни, острой конкуренции и уровню стресса, которые влияют на решения о браке и создании семьи. Низкий уровень рождаемости, вероятно, связан именно с конкурентной и напряженной жизнью в столице.

Нужна консультация?
Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.