Бизнес в tax haven – почему не все страны мира дают возможность регистрировать оффшоры

Считается, что оффшорный бизнес в безналоговых или низконалоговых юрисдикциях (Tax Haven) сейчас находится в плачевном состоянии, а его перспективы иначе как призрачными не назовёшь. В качестве подтверждения этой «свежей» и «оригинальной» мысли приводятся многочисленные доводы экспертов, твердящих о том, что число классических оффшоров неуклонно снижается, налоги на бизнес в них постепенно выравниваются по отношению к оншорам, а условия для ведения бизнеса, принадлежащего нерезидентам конкретной юрисдикции, ухудшаются с каждым годом.

tax haven

Следовательно, у многих деловых людей возникает вполне логичный вопрос, который можно сформулировать примерно так: почему не все страны мира дают возможность регистрировать оффшоры, если они настолько выгодны. А если это не так, и бизнес в Tax Haven безусловно невыгоден, зачем портал предлагает множество оффшорных услуг и не стеснятся брать за это деньги?

Так ли это на самом деле? Если отвечать коротко, то на ум приходит старый добрый одесский анекдот, сводящийся к короткому диалогу двух горожан:

– Как здоровье?

– Не дождётесь!

Иными словами, оффшорный бизнес, использующий возможности безналоговых / низконалоговых юрисдикций (Tax Haven) – это вполне рабочий, эффективный и достаточно мощный при умелом, грамотном обращении, инструмент. И он будет оставаться таковым как минимум в коротко- и среднесрочной перспективе. А все разговоры о том, что коммерческая деятельность в оффшорах связана с огромными рисками – не более чем вымысел, построенный на подтасованных фактах и неумении отличать мнение грамотно эксперта от «диванного» знатока на форуме.

Но если это так, то что делать с очевидным фактом сокращения числа налоговых гаваней Tax Haven и ужесточения контроля оффшорного бизнеса в тех юрисдикциях, которые ещё готовы открывать компании с иностранными собственниками и предоставлять им значительные налоговые льготы? Подобное противоречие имеет вполне логичное объяснение, и ничего общего с закатом эпохи бизнеса в Tax Haven оно не имеет.

В мировом экономическом пространстве сейчас действительно наблюдается активная фаза борьбы с оффшорами. Не с прозрачным и легальным иностранным бизнесом, как таковым, а со схемами, позволяющими уходить от налогов, скрывать доходы и размывать налоговую базу. Иными словами, под удар финансовых регуляторов (МВФ, Всемирный банк, комитет по банковскому надзору, ФАТФ, ОЭСР и другие) попал не оффшорный бизнес в Tax Haven, а компании и юрисдикции, практикующие серые (не)-легальные схемы.

Следовательно, слухи о начале конца налоговых гаваней имеют не большее отношение к реальной жизни, чем попытки изобрести вечный двигатель или попытки законодательного регулирования криптовалютного бизнеса в РФ. Строго говоря, пользы от провозглашения подобных выводов, не подкреплённых доказательствами, будет не так много, поэтому мы решили раз и навсегда закрыть этот вопрос одним подробным материалом.

Надеемся, он будет полезен нашим читателям, планирующим начать свой оффшорный бизнес в Tax Haven. Мы готовы предоставить Вам всю необходимую информацию по практической реализации такого проекта, включая регистрацию компании в оффшоре и открытие счёта для неё в солидном и уважаемом банке (кто там говорит, что это невозможно?).

Но должны предупредить, что сведения, приводимые в статье, не следует расценивать как подробное пошаговое руководство, рассчитанное на самостоятельное применение. Если Вам нужна конкретная (!) помощь, просим связаться с экспертами портала удобным для Вас способом (например, посредством электронной почты – info@offshore-pro.info) и обговорить условия проведения индивидуальной консультации. Её темы могут быть любыми – не только оффшорный бизнес в налоговой гавани (Tax Haven), но и открытие корпоративных счетов, налоговое планирование, диверсификация активов, редомициляция компаний и другие.

FATCA / FCPA – Моисеев закон в современном экономическом пространстве

Правительства традиционных оншорных юрисдикций и всемирные финансовые структуры довольно долго «терпели» существование оффшорного бизнеса. Образно говоря, с каждой новой изобретённой схемой ухода от налогообложения и размывания налоговой базы нарушителям просто «грозили пальчиком» и призывали к порядку. Именно этим и объясняется ссылка на ветхозаветный Моисеев закон («Око за око…»). Когда стало ясно, что мировая экономика стала всё больше напоминать айсберг, большая часть которого находится под водой (в тени), вспомнили о том, что всякий раз подставлять щёки уже нельзя. Первенцем стал Закон об иностранных счетах и соблюдении налоговых правил (FATCA – Foreign Account Tax Compliance Act, 2010 год).

Идея, заложенная в новшество, стала подобна бомбе – любые банки, включая иностранные, теперь обязаны (!) правительству США обо всех доходах американских граждан. А ещё – удерживать полагающиеся налоги в «автоматическом» режиме. FATCA применяется в отношении физических лиц, компаний, трастов, фондов и любых других форматов бизнеса, если в нём участвуют резиденты США.

FATCA стал вынужденно обязательным для соблюдения, так как невыполнение его положений грозило блокировкой корреспондентских счетов практически во всех юрисдикциях, в том числе – в оффшорах (Tax Haven). Это и стало одной из причин, по которым FATCA объявили началом конца оффшорного бизнеса. Именно из-за этого закона многие юрисдикции просто опасаются иметь дело с иностранными компаниями, так как их бенефициары / акционеры, связанные с США – потенциальный источник проблем для конкретного банка и оффшорной юрисдикции в целом.

Интересно, что американский оффшорный бизнес (да, такой есть!) чувствует себя вполне вольготно и в 2021 году. Так, в штатах Делавэр, Невада и Вайоминг отсутствует налог на прибыль, корпоративный налог и НДС. А для того, чтобы зарегистрировать компанию, достаточно простого запроса по электронной почте. Как здесь не вспомнить Джорджа Оруэлла и его роман «Скотская ферма»: «Все звери равны, но некоторые более равны, чем другие». Пророческие слова, сказанные в далёком 1945 году (George Orwell, Animal Farm: A Fairy Story)…

Закон о коррупции за рубежом (FCPA – Foreign Corrupt Practices Act, 1977) – документ гораздо более «возрастной», его считают прообразом и «крёстным отцом» FATCA. Он прямо и явно запрещает коррупционную деятельность вне границ США (формулировки…). Следовательно, по удар может попасть любая компания и любой человек, да этого не требуется американское налоговое резидентство, бизнес или активы в США.

В частности, FCPA явно запрещает использовать инфраструктуру Америки для любой сомнительной (!) деятельности. Следовательно, под ограничения подпадают банки США, корреспондентские счета в них, а также транзитные финансовые операции. Обратите внимание, что сам термин «сомнительная деятельность» фактически никак не расшифровывается.

CFC – Европа наносит ответный удар

Controlled Foreign Corporation / Company стал симметричным возражением Старого Света на американский FATCA. Сказать, что «месть» не удалась нельзя, но бизнес в Tax Haven стал для резидентов Европы – владельцев оффшорных компаний – ещё более неудобным. Но винить правительства Европы в притеснении бизнеса нельзя. Времена нынче тяжкие, и у многих стран уже нет возможности «закрывать глаза» на снижение налоговых поступлений.

Общий смысл КИК сводится к тому, что владение оффшорным бизнесом где-нибудь на БВО или Доминике (при условии, что у Вас сохраняется налоговое резидентство одной из юрисдикций Евросоюза) порождает налоговые обязательства, даже если доходы компании напрямую Вам не распределяются. Достаточно одного факта, что лицо является бенефициаром.

Отметим, что правила КИК, фактически ограничивающие бизнес в Tax Haven (точнее, делающие его менее выгодным), не являются «изобретением» российских налоговиков. Например, аналогичные нормы действуют и на Кипре, который традиционно считается «русским». Подход, регулирующий налогообложение, в каждой стране свой. Некоторые облагают подоходным налогом самого бенефициара, другие требуют выплат от материнской компании (по отношению к нераспределённым доходам дочерней структуры).

Скрыть факт владения оффшорной компанией в нынешних реалиях практически невозможно. Но даже если у Вас это и получится, сопутствующие риски будут слишком большими. Мы считаем, что бизнес в безналоговых юрисдикциях (Tax Haven) вполне может быть выгодным и эффективным, но только если Вы не играете в русскую рулетку с налоговыми службами и ведёте дела исключительно в правовом поле. Все прочие варианты различной степени «серости» Вы выбираете на свой страх и риск, и наши эксперты в этом случае не будут помогать Вам.

Условия получения статуса налогового резидента

Ещё совсем недавно они были максимально простыми и необременительными. Компания «Рога и копыта» регистрировалась в подходящей оффшорной юрисдикции, в качестве адреса указывался формальный абонентский ящик. Бизнес получал «прописку» в оффшоре, и с этого момента мог официально и законно не платить налоги. Максимум, что необходимо было сделать – нанять номинального директора, который не имел никаких фактических полномочий и был фигурой исключительно представительской.

Но потом стало ясно, что слишком много оффшорных компаний ведут бизнес в Tax Haven исключительно с целью налоговой оптимизации, фактически коммерческая деятельность ведётся за пределами безналоговой территории, и никакого отношения к стране регистрации фирма не имеет. Чтобы избежать этого, OECD буквально «заставила» оффшорные юрисдикции ужесточить критерии фактического экономического присутствия.

Это означает, что оффшорная компания была вынуждена доказывать, что её бизнес неразрывно связан с тему же Бермудами, Кайманами, Сейшелами или Доминикой. А для этого простого абонентского ящика недостаточно. Нужно обеспечить (и подтвердить!) реальный substance – фактическое присутствие в юрисдикции. Только в этом случае компания получала статус налогового резидента и «бонус» в виде нулевых налогов.

Минимальные критерии бизнеса в Tax Haven для получения фискальных льгот в реалиях 2021 года:

  • Фактический офис.
  • Сотрудники, официально принятые на работу, у них должны быть зарплата, соответствующая средней рыночной для конкретной юрисдикции.
  • Основная коммерческая деятельность по месту регистрации оффшорной компании.
  • Ключевые решения по бизнесу в Tax Haven должны приниматься в самой безналоговой юрисдикции.
  • Подача ежегодной декларации соответствия.

Если все (!) эти условия не соблюдаются, налоговый статус компании будет привязан к юрисдикции фактического управления или стране, где зарегистрирован бенефициар. Чтобы контролировать ситуацию с оффшорными компаниями, было введено понятие PoEM (place of effective management).

К сожалению, требование по управлению компанией с территории оффшорной юрисдикции для бизнеса в Tax Haven применимо с существенными ограничениями. Из-за этого страна, в которой зарегистрирована структура, получает формально право требовать налоговых выплат (в частности – по НДС). Ситуация отнюдь не безнадёжная, но мы объективно не можем дать общие советы и рекомендации, универсальные для любого случая. Если Вам необходима адресная помощь, свяжитесь с экспертами портала International Wealth.

BEPS – бейсбол для оффшорной компании

Борьба с размыванием налоговой базы ведётся очень давно. Для бизнеса в Tax Haven это имеет критически важное значение, хотя окончательного успеха ни одна из сторон пока не добилась. Base Erosion and Profit Shifting предполагает комплекс мер по борьбе с искусственным выводом части доходов (прибыли) из-под налогообложения. Оффшорный бизнес подходит для этого наилучшим образом, поэтому именно безналоговые юрисдикции оказались в числе главных подозреваемых, причём презумпция невиновности для них уже не работает. Это означает, что компании вынуждены доказывать, что они ведут прозрачную, легальную и (внимание!) налогооблагаемую деятельность в полном соответствии с законом.

Некоторые эксперты называют BEPS логичным и неизбежным продолжением требований по substance. Дело в том, что теперь для безопасного бизнеса в Tax Haven недостаточно открыть реальный офис и нанять сотрудников. Вам придётся доказывать, что оффшорная компания создана для реальных коммерческих операций, и она не является транзитной базой для перекачки денег или получения налоговых льгот.

Например, у Вас могут поинтересоваться, зачем действительно была открыта оффшорная компания на Британских Виргинских островах, если источник дохода – бизнес в Дубае, а плательщиком налогов Вы зарегистрированы в России. Но это вовсе не означает, что бизнес в Tax Haven стал невыгодным. Не торопитесь ставить на нём крест и срочно закрывать перспективные проекты. Проблемы могут быть только у компаний, которые изначально не предполагали вести бизнес, а были созданы с целью уйти от налогов или скрыть активы. Если оффшорная компания ведёт прозрачную деятельность и не пытается скрыть доходы, если её бухгалтерия в полном порядке, особых трудностей в её работе не будет.

CRS – Ave, Caesar, morituri te salutant

Автоматический обмен налоговой информацией (Common Reporting Standard) вполне может стать для оффшорного бизнеса тем же, чем для Наполеона стала битва народов при Лейпциге. Если сведения по бенефициарам станут общедоступными, то многие серые схемы, использующие законодательные лазейки, окажутся бессмысленными, так как скрыть от налоговой факт владения бизнесом станет практически невозможно.

CRS «нравится» далеко не всем развитым странам. Например, Швейцария, считающаяся всемирным финансовым центром и хранительницей ценностей банковской тайны, вынуждена «наступить на горло» собственной песне. Иными словами – фактически нивелировать традиционные ценности, ценимые состоятельными людьми, не стремящимися извещать налоговые органы об имеющихся у них активах. К соглашению CRS присоединились все оншорные юрисдикции, а также многие мидшоры и оффшоры (Каймановы острова, БВО, Джерси, Гернси).

Ещё раз повторимся, что CRS не делает бизнес в Tax Haven невыгодным или невозможным. В глобальном масштабе, если оставить за скобками обсуждения личные мотивы, обмен налоговой информацией обеспечивает стабильность для оффшорного бизнеса и гарантирует отсутствие претензий со стороны Налоговой службы в юрисдикции Вашего налогового резидентства.

DAC6 – бедный Йорик…

Как считают иные эксперты и знатоки, обязательное информирование по любым трансграничным сделкам, содержащим признаки агрессивного налогового планирования, станет для бизнеса в Tax Haven настоящим Ватерлоо. Но исторические параллели – штука опасная, особенно, если перед авторами стоит цель сделать оффшорный бизнес менее привлекательным в глазах деловых людей. Что это означает?

Оспаривать обязательное раскрытие информации по сделкам, в которых участвуют налоговые резиденты нескольких стран, бессмысленно. Эти сведения уже вполне можно назвать секретом Полишинеля, но приравнивать DAC6 к последней битве Наполеона глупо. Всё зависит от того, с какой целью ведётся бизнес в Tax Haven и насколько Вы готовы к тому, что информация о Вашей скромной персоне станет доступна Налоговой службе. Поэтому не стоит доверять многочисленным ведунам и медиумам от экономики, которые назвали DAC6 началом конца оффшорного бизнеса. Но крайне важно знать о потенциальных рисках и способах «сосуществования» бизнеса и налоговых органов в эпоху, когда последние получили слишком много власти.

Признаки сомнительных сделок:

  • Покупка убыточного бизнеса.
  • Принудительное трансформирование категории доходов с целью вывести из из-под налогообложения или сделать его менее затратным.
  • Карусельные схемы взаимозачётов.
  • Запрос любых льгот, связанных с применением договором СИДН.
  • Схемы, основанные на налоговом вычете расходов в одной стране и нулевое (льготное) налогообложение корреспондентского дохода в другой.
  • Получатель платежа, если последний произведён с целью налоговой оптимизации, является резидентов юрисдикции, которая не подписала договор об обмене налоговой информации.
  • Сделка позволяет избежать раскрытия информации.
  • Сделки со структурами, имеющими непрозрачную структуру владения. К таковым относят трасты, различные фонды и номинальных акционеров.
  • Сделки, предметом которых выступают активы, не поддающиеся точной оценке.
  • Условие об обязательной конфиденциальности, прописанное в договоре.

Любой бизнес в Tax Haven, проводящий подобную сделку, вызовет повышенное внимание со стороны финансового регулятора конкретной юрисдикции. Мы не готовы утверждать, что санкции последуют незамедлительно, но следует быть предельно осторожным, если Вы хотите избежать проблем.

Особенное умиление вызывает ситуация, когда один из участников сделки не подпадает под требование по обязательному раскрытию информации (например, если он не является налоговым резидентом Евросоюза). В этом случае DAC6 обязывает предоставить всю необходимую информацию… второго участника сделки, условие касается как юридических, так и физических лиц.

На что ещё стоит обратить внимание

Перед тем, как делать окончательные выводы по бизнесу в Tax Haven, мы бы хотели обсудить ещё два обстоятельства. Первое касается обязательного банковского комплаенса, который несколько затруднил открытие счетов и транзакции в пользу традиционных «чистых» оффшоров. Логику банка понять можно – гораздо проще сразу заблокировать проводку, чем потом оправдываться перед регулятором и подвергаться потенциальным рискам по обвинениям в уклонении от уплаты налогов.

Вследствие этого оффшорные компании часто сталкиваются с трудностями с банковским обслуживанием, причём это временами касается случаев, когда структура зарегистрирована в солидном и уважаемом мидшоре (Сингапур, Гонконг). Традиционно для решения подобных проблем применяются различные обходные схемы разной степени законности, но мы считаем такой подход тупиковым и бесперспективным. Почему – читайте чуть ниже.

Второй момент – публичные реестры бенефициаров. Усилиями многочисленных финансовых регуляторов и контролирующих структур скрыть факт владения бизнесом или получения дохода от оффшорной компании стало крайне сложно. До некоторой степени ситуацию спасает номинальный сервис, но назвать его панацеей в нынешних реалиях уже нельзя.

Третий момент касается имплементации пятой директивы ЕС (5AML) в национальное корпоративное право всех европейских государств. Среди прочего, она обязывает вести реестры бенефициаров не только оффшорных компаний, но и фондов, а также трастов. Последний не является публичным (временно!), но получить доступ к информации смогут получить все заинтересованные лица, если они могут документально обосновать свой интерес.

To be continued?

А теперь – самое важное. Мы поговорим о том, почему бизнес в Tax Haven всё ещё является выгодным. Не возможным, не допустимым, а именно выгодным. И почему многочисленные слухи о скором начале конца оффшорного бизнеса нисколько не соответствуют действительности. Мы уже касались этой темы в тексте несколько раз, но ввиду её важности и актуальности считаем допустимым повторится.

Спорить с тем фактом, что оффшорная компания уже не является идеальным и универсальным инструментом для бизнеса, сложно. Мир сильно изменился за последние 10-20 лет, и схемы, которые работали ранее, сейчас начинают буксовать. Но это не повод выходить на демонстрацию и, как в старом советском фильме, скандировать «Свободу Юрию Деточкину!». Никакого смысла в этом нет. Во-первых, из-за того, что изменить тенденции Вы всё равно не сможете. Во-вторых – и это более важное обстоятельство – никакого конца света не случится. Ошибаются не только древние Майя, но и многочисленные диванные знатоки!

Если по сути дела, то можем сказать следующее. Проблемы бизнеса в Tax Haven – следствие усиление контроля со стороны международных финансовых регуляторов. Но здесь важно понимать, что проблемы будут только у тех оффшорных компаний, основная цель создания которых не связана с коммерцией и бизнесом как таковыми. Иными словами, есть если Вы хотите уйти в оффшорную тень, скрыть налоги или остаться невидимкой для налоговой, они возможны. Но даже в этом случае мы готовы обсудить проект и выработать работающее альтернативное решение в ПРАВОВОМ поле, не используя какие-либо «серые» схемы.

Если Вы ведёте реальный бизнес в Tax Haven, то поводов чего-либо опасаться нет вообще никаких. По крайней мере, в кратко- и среднесрочной перспективе. Говорить о том, что будет в отдалённом будущем, мы не готовы, и пример с глобальной рецессией, вызванной пандемией COVID-19, лучшее тому подтверждение. Но если учесть, что оффшорный бизнес является основным источником пополнения бюджета для многих оффшорных и мидшорных юрисдикций, говорить о его закате глупо. Мы поможем Вам зарегистрировать компанию, открыть счёт в банке, а также поддержим на первоначальном, самом трудном, этапе становления.

Касательно вопроса, вынесенного в заголовок статьи, хотим сказать следующее. Некоторые юрисдикции действительно всячески противятся регистрации оффшоров, так как хотят избежать многочисленных проблем, описанных выше. Здесь что-либо изменить сложно, часто выгоднее подобрать другую юрисдикцию или изменить набор базовых условий (схема владения оффшорной компании, бенефициары, организационно-правовая форма бизнеса). Но в любом случае наши эксперты готовы помочь Вам в реализации проекта любой сложности, даже если он представляется слишком сложным или даже невозможным. Напишите нам письмо на e-mail, закажите индивидуальную консультацию и лично убедитесь в том, что бизнес в Tax Haven – это действительно выгодно!

Дополнительная информация по теме:

Вы всё ещё уверены, что эффективный, безопасный и законный бизнес в Tax Haven невозможен? Позвольте нам доказать обратное. Оставайтесь с порталом International Wealth, будет ещё много интересного!

Для чего обычно используется оффшорная компания?

Вариантов её применения может быть множество. Всё зависит от поставленных целей, которые преследуют основатели (бенефициары). В общем случае мы бы хотели выделить четыре основных варианта использования: 1) Международная торговля – в основном, импортно-экспортные операции. Юрисдикция выбирается в зависимости от географического расположения поставщика и налогового климата в обеих юрисдикциях. 2) Международное партнёрство – оффшорная компания позволяет наладить прочные связи между экономиками двух разных стран, часто – с отличающимися правовыми системами. 3) Защита и диверсификация активов – в этом случае оффшорная компания выступает инструментом, существенно снижающим риск рейдерского захвата. 4) Консалтинговая и инвестиционная деятельность.

Хочу открыть счёт для оффшорной компании. Меня будут проверять?

Будут. И не только Вас, но и саму оффшорную компанию. Глубина проверки зависит от юрисдикции и конкретного банка. Если бизнес легальный, структура владения прозрачная, нет признаков использования компании для размывания налоговой базы, проблем быть не должно. Основные критерии, которые проверяются, таковы: 1) Сведения по бенефициарам. 2) Информация по основным контрагентам / поставщикам, осуществляющим платежи в пользу компании. 3) Соответствие учредительных документов фактически сложившейся ситуации. 4) Денежные источники, которые были использованы для формирования уставного капитала. 5) Уровень соответствия реального делового опыта и образования бенефициара конкретному виду бизнеса, которым занимается компания.

Каковы признаки высокорискованного бизнеса? Будут проблемы с банками?

У high-risk действительно часто возникают трудности с банковским обслуживанием. Но просим обратить внимание, что трудности и непреодолимые проблемы – совсем не одно и то же. В большинстве случаев наши эксперты найдут подходящий клиенту вариант. Основные же признаки высокорискованного бизнеса таковы: 1) Большое количество возвратных платежей. 2) Бизнес с компаниями, зарегистрированными в «рискованных» юрисдикциях и странах с высоким уровнем мошенничества. 3) У компании отсутствует кредитная история, либо же она негативная. 4) В доходах компании высокая доля розничных продаж (от 20 тыс. USD и более). 5) Множество мелких транзакций по счётам (до 500 USD). 6) Компания получает оплату в нескольких валютах, либо же сама рассчитывается с поставщиками / контрагентами / сервисными службами таким образом.

Метки:

Читайте другие интересные статьи портала InternationalWealth.info:

Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.