Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы 9:00-18:00 Вых
icon-skype-png icon-telegram-png icon-viber-png icon-whatsapp-png

Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы
9:00-18:00 Вых
+372 5 489 53 37
+381 6911 12327

Трасты, футбол, влиятельный тесть и президентские амбиции ‒ о пользе удачного брака Хуана Сартори

О том, что симбиоз большой политики и больших денег ‒ абсолютное зло, говорили давно. Но это не мешало (и не мешает!) богатым политикам занимать высшие должностные посты. За примерами далеко ходить не надо ‒ состояние экс-президента США Дональда Трампа превысило 3 млрд USD, и совсем не факт, что он не захочет вернуться в большую политику. Особенно учитывая тот факт, что администрация Джо Байдена имеет большие проблемы как внутри США, так и на международной арене.

Хуан Сатори

Исходя их этого значительных поводов удивляться президентским амбициям сенатора Уругвая Хуана Сартори особых поводов нет. Размер его состояния точно не известен, но «позволить себе» политическую компанию с неплохими шансами на победу он вполне в состоянии. Но уругвайским журналистам этот случай особенно «понравился» по другой причине. Ведь Хуан Сартори ‒ зять российского олигарха Дмитрия Рыболовлева, состояние которого оценивается в 6,6 млрд USD.

Скандальный сенатор и его жена

Уругвайские журналисты Хуана Сартори любят по нескольким причинам. Во-первых, он молод и вполне фотогеничен, что разительно контрастирует с политиками старой закалки. Во-вторых, он не боится публичных выяснений отношений. До статуса российского Владимира Жириновского в лучшие годы последнего (пусть земля будет ему пухом) Сартори далеко, но и на незаметного политика от тоже не тянет.

В-третьих, Хуан является исправным поставщиком «горячих» новостей, так как история с обвинениями в сокрытии доходов и активов его жены (!) длится довольного долго и ещё весьма далека от своего логического конца. В-четвёртых, живой интерес журналистов вызывает тесть Хуана Сартори ‒ российский олигарх Дмитрий Рыболовлев. Многие читатели бульварных листков Уругвая о России вообще не слушали, но масштаб состояния (напомним, 6,6 млрд USD) они вполне способны оценить. И если дочь такого лица выходит за муж за человека, который в 2024 году планирует выдвигаться на президентский пост, это уже интересно.

Но наибольший интерес публики вызвало решение Совета по этике (JUTEP, Junta De Transparencia Y Ética Pública), согласно которому будет начато расследование в отношении Хуана Сартори. Ему инкриминируют то, что он… отказался декларировать доходы своей жены Екатерины Рыболовлевой, объясняя это тем, что он, во-первых, о них ничего не знает. А во-вторых, требования к мужу раскрыть доходы и активы своей жены, нарушают неприкосновенность частной жизни, на что Хуан, как законопослушный гражданин и примерный семьянин, согласиться не может.

Активы скрытые и явные

То, что семейная пара Сартори ‒ Рыболовлева далеко не из бедных, ни для кого не секрет. В странах, где демократические ценности и равенство всех перед законом ещё не успели стать нормой, личные состояния высокопоставленных лиц и возможности, предоставляемые их статусом, не являются чем-то предосудительным в глазах общественности. Поэтому факт наличия немалых активов не станет препятствием на пути к президентскому креслу.

С точки зрения ценностей западного мира гораздо хуже другое ‒ то, что к власти в стране придут лица, аффилированные с российской элитой. Однажды президент США Франклин Рузвельт сказал о тогдашнем президенте Никарагуа: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын». США и Европа условно нормально отнеслись бы к тому, что к власти в Уругвае придёт политик, которого можно обвинить в коррупции.

Вообще, в Южной Америке и многих развивающихся государствах (корректная альтернатива термину «страна третьего мира») к таким вещам относятся вполне спокойно. То, что такой подход замедляет экономическое развитие и усиливает расслоение в обществе, уже никого не интересует. Уругвай ‒ это Вам не Сингапур, где Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew), не мудрствуя лукаво, просто ставил таких политиков к стенке или отправлял за решётку.

Гораздо хуже то, что к власти придёт лицо, явно связанное с российским политическим и экономическим истеблишментом. А раз так, то можно поставить этому лицу в вину и траст, который контролирует Екатерина Рыболовлева, и остров на Гавайях, и английский футбольный клуб «Сандерленд», и финансовую группу Union Agriculture Group, и много чего ещё.

Степень законности владения всеми этими активами в случае с Сартори явно отходит на второй план. Гораздо важнее, что некая собственность принадлежит лицу, связанному с бизнес-элитой России. Страны, которая ДОЛЖНА БЫЛА находится под санкциями. Именно с этих позиций и следует рассматривать претензии к Сартори.

Если же оценивать формальную претензию к сенатору, то обвинения против него кажутся «взятыми с потолка». Ни в одном законе Уругвая не сказано, что муж должен декларировать доходы и активы жены. И принуждение его к этому само по себе является незаконным.

Президентские выборы 2024 года

Единственный момент, когда родство с российским олигархом может негативно отразиться на Хуане Сартори, касается его президентских амбиций. Противники сенатора непременно донесут избирателям, что их избранник связан с Россией ‒ страной, которая виновна во всех смертных грехах. В том числе, в недостаточном экономическом развитии Уругвая, инфляции, ухудшении международной ситуации и Бог весть в чём ещё.

Сатори будет довольно сложно выиграть национальные праймериз, этому вполне может помешать закон от 1998 года, обязывающий публичные политические персоны декларировать свои доходы и активы. Никто не станет разбираться в том, какая часть имущества супругов кому принадлежит. И если эту мысль донесут до избирателей, у Сатори будут проблемы.

С другой стороны, если сенатор разыграет карту империалистических замашек США (пример Уго Чавеса в этом смысле весьма показателен), он вполне может обратить свои политические недостатки в достоинства. Но «Путь Чавеса» имеет и недостатки ‒ одиозный статус таких политических лидеров резко ограничивает их «востребованность» в западных странах. Что автоматически закрывает для страны доступ к финансовым источникам.

Но если учесть родственные связи Сартори, то поводов жаловаться на дефицит денег у него не будет. Однако все мы знаем, насколько США «любят» российские деньги. И если Хуана Сартори «свяжут» с Россией, в Уругвае могут разыграть чилийский сценарий, когда к власти пришёл Пиночет.

Выводы, рекомендации

Стоит ли опасаться некий масштабных изменений в векторе политики Уругвая, если в 2024 году к власти придёт Хуан Сартори? Как нам представляется, этого не произойдёт. Ведь политика и экономика намного важнее, чем родственные связи. Поэтому Вы сможете вести бизнес в Уругвае, как и раньше, и это мало зависит от того, кто конкретно занимает президентское кресло.

Вероятность того, что в Уругвае начнётся серьёзный конфликт или гражданская война (то, что реально может помешать бизнесу) крайне мала, но она всё же существует. Поэтому мы рекомендуем всё же продумать резервный вариант действий. Как минимум, инвестировать во второй паспорт / ВНЖ и открыть альтернативный счёт в банке.

Некоторые наши услуги по Уругваю:

Нужна консультация?
Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.