Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы 9:00-18:00 Вых
icon-skype-png icon-telegram-png icon-viber-png icon-whatsapp-png

Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы
9:00-18:00 Вых
+372 5 489 53 37
+381 6911 12327

“Даже парии имеют права”: Верховный суд Британских Виргинских островов встал на защиту ВТБ

Транснациональная юридическая фирма Ogier получила отказ на ходатайство, представленное в суд Британских Виргинских островов, в рамках которого Ogier просила разрешить ей отказаться представлять интересы российской компании ВТБ в судебном разбирательстве VTB Bank v Alexander Katunin et al.

БВО суд - картинка

Аргументы заявителя 

Ogier обосновывает свое заявление тремя соображениями. 

  • Во-первых, контрольный пакет акций российского банка ВТБ принадлежит государству. Операцию в Украине бóльшая часть мира, и в том числе Ogier, считает неприемлемой и неправомерной. Соединенное Королевство объявило о санкциях против банка ВТБ, которые действительны на территории БВО. Кроме того, санкции были объявлены против председателя правления банка. Любое нарушение санкций является противозаконным. 
  • Во-вторых, в обстоятельствах, указанных выше, представление интересов компании, которая тесно связана с правительством России, противоречит этике и нормам Ogier. Более того, Ogier не может представлять интересы ВТБ, не рискуя при этом нарушить санкции, и компания не может подвергать своих сотрудников такому риску. Кроме того, судебный процесс не может продолжаться из-за санкций, а ВТБ не сможет оплачивать услуги компании. Если дело будет выиграно, то ВТБ всё равно не сможет получить активы. 
  • В-третьих, в данных обстоятельствах представление интересов российского банка представляется очевидным репутационным риском. 

Notice blue

Для справки: Ogier оказывает юридические и консультационные услуги в юрисдикциях Британских Виргинских и Каймановых островов, на островах Гернси и Джерси, а также в Люксембурге. У компании есть представительства в Европе, Азии и на Карибах. Число сотрудников — свыше 800 человек. Является крупным бизнесом, по меркам данного сектора. 

Аргументы суда: “Даже парии имеют права” 

Однако суд доводы компании не услышал. 

Согласно вердикту судьи, национальному суду не надлежит высказывать точку зрения относительно международных дел, поскольку это является прерогативой правительства Ее Величества [Елизаветы II]. 

Ogier может получить соответствующее разрешение от губернатора, и в таком случае компания сможет действовать не рискуя нарушать закон. 

Если ВТБ сможет проводить средства для оплаты услуг Ogier через Китай или Индию (страны, которые не присоединились к санкциям), то это тоже не будет считаться нарушением со стороны Ogier и ее сотрудников. Поскольку средства, которые были ранее перечислены на счет Ogier, заморожены, Ogier может получить разрешение на компенсацию. 

Если по иску ВТБ будут получены средства, они будут заморожены до приостановки санкций. Решение по этому вопросу будет принимать губернатор. 

Санкционный режим, отмечает судья, предусматривает заморозку активов, а не конфискацию. Лица и компании, против которых объявлены санкции, сохраняют гражданские права, и в том числе — право обращаться в суд. 

“Заслуживающие порицания субъекты, в том числе государственные российские банки, не должны терять права на ведение судебного процесса, — постановил суд, — поскольку для этого потребовались бы специальные законоположения”. Судья процитировал мнение Стефани Бойс, действующего президента Общества юристов Англии и Уэльса, которая выступила в поддержку юридических фирм, защищающих интересы российских клиентов: “Работа юристов в том и заключается, чтобы представлять интересы своих клиентов, кем бы они ни были, чтобы решения судов были справедливыми. Именно поэтому общество может быть уверено в том, что оно живет в стране, которая, в отличие от тиранических режимов, соблюдает законы (respects the rule of law)”.

В отношении запроса Ogier на выход из дела суд постановил: 

“[…] не существует принципов, которые бы обязывали Ogier защищать интересы ВТБ в новых делах. Однако после того как Ogier согласилась защищать интересы банка в данном деле, ситуация изменилась. Ogier — в случае если это не будет противоречить желаниям клиента — должна представлять интересы ВТБ, прилагая к этому все свои усилия и способности, пока суд не позволит ей выйти из дела. Обязанность продолжать защищать подсудимого очевидна в уголовных делах. Многие преступники вызывают отвращение. Однако это никогда не являлось основанием для отказа от участия в деле. Ситуация при рассмотрении гражданских дел схожа. Банк ВТБ может быть парией, но это не является основанием для отказа представлять его интересы. Напротив, именно в тот момент, когда ВТБ заклеймен как пария, он больше всего нуждается в лучших судебных советниках. Сколь бы это ни было неприятно для Ogier, такой подход обеспечит соблюдение законности на данной Территории. Даже парии имеют права”. 

Судья коммерческого суда Высокого суда правосудия Британских Виргинских островов Адриан Джек заключил свое решение словами: “Причина, по которой я выношу это решение лично, под своим именем, — чтобы было известно, что Ogier продолжает представлять интересы ВТБ не по своему выбору, но потому что суд отказал им в прекращении их деятельности в интересах ВТБ”. 

Предыстория и контекст 

ВТБ пытается взыскать $ 30 млн с Александра Калинина и Сергея Таруты уже несколько лет, и это не единственное дело банка, которым занимается Ogier. 

Решение суда вынесено 22-го марта, а 24-го Великобритания объявила о введении блокирующих санкций против ВТБ. Эти санкции предполагают полную заморозку активов банка. США ввели против ВТБ аналогичные санкции. 

Представители банка на рассмотрении заявления Ogier не присутствовали, об их реакции на решение суда не сообщалось. 

Исход юридических фирм из России 

Репутационные издержки связей с российским бизнесом становятся слишком велики, и в начале марта сразу несколько юридических фирм заявили об отказе сотрудничества с компаниями России, против которых были объявлены санкции.

White & Case и Debevoise & Plimpton отказались представлять интересы Сбербанка, Freshfields Bruckhaus Deringer — интересы ВЭБ. 

Московские офисы закрывают Akin Gump Strauss Hauer & Feld, а Baker McKenzie, Dentons, DLA Piper и CMS уходят с российского рынка, оставляя “местных” представителей в качестве самостоятельных агентов. 

В списке “беглецов”, громко заявивших о своем уходе с российского рынка, — не меньше 20 известных юридических компаний. Количество юристов и небольших западных фирм, сотрудничавших с Москвой, не поддается учету. 

Reuters отмечает, что новые подрядчики не спешат занять освободившееся место. В некоторых делах юристы не могут “выйти из дела” по собственному желанию (поэтому Ogier обратилась в суд с заявлением), в других — выход из дела возможен, если это не будет противоречить этическим нормам и не принесет вреда бывшему клиенту. 

“Этический нормы” в американском праве не являются абстрактным понятием: если отказ юриста представлять интересы клиента повлечет “материальные негативные последствия”, то это может послужить причиной для дисциплинарных исков, — впрочем, эксперты считают, что появление таких исков маловероятно. 

Юрфирмы и PR-агентства, которые будут помогать российским олигархам уходить от санкций, объявленных Великобританией, сами могут столкнуться с финансовыми ограничениями, заявили на Даунинг-стрит 28-го февраля. 

Нужна консультация?
Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.