Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы 9:00-18:00 Вых
icon-skype-png icon-telegram-png icon-viber-png icon-whatsapp-png

Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы
9:00-18:00 Вых
+372 5 489 53 37
+381 6911 12327

Состоятельные россияне не знают, как передать активы по наследству

Международные санкции против России начали вводить практически сразу же после 24 февраля 2022 года. Своей приоритетной цели — заставить РФ изменить свою внешнюю политику и принудить руководство к мирному решению ситуации в Украине — они не достигли. Но создали значительные проблемы в экономике, затронув и бизнес, и простых людей.

Активы состоятельных россиян

Лица со сверхвысокими доходами, которых в России принято называть олигархами (условный эквивалент в английском языке — UHNWI, Ultra high-net-worth individuals), также столкнулись с трудностями, но критическими поначалу они не казались. Часть активов физически находилась в странах, которые не поддержали санкции против РФ, или же они хранились на банковских счетах и в трастовых структурах, напрямую с конкретным человеком не связанных.

Но всё идёт к тому, что санкции, которые поначалу казались временными, затянутся на годы. Поэтому перед состоятельными россиянами возникла неожиданная проблема: как передать активы наследникам?

Ранее для этого традиционно использовались сложные трастовые структуры, зарегистрированные в Швейцарии и на Кипре. Законодательство этих стран обеспечивало достаточный уровень защиты как от третьих лиц, так и от властей РФ. Но сейчас такие возможности либо вообще отсутствуют, либо их реализация сопряжена со значительными юридическими трудностями.

Это связано с тем, что компаниям-посредникам из стран Евросоюза, США и Великобритании запрещено оказывать услуги российским клиентам (пример документа для ЕС). Если это будет обнаружено, у структуры, которая пошла на нарушение правил, могут отозвать лицензию, а её руководство привлечь к административной или уголовной ответственности.

Поэтому массовые санкции в отношении россиян в данной ситуации особой роли уже не играют. Важно то, что регистрация того же семейного траста и управление им в реалиях мая 2024 года в Европе практически невозможны. На такой риск теоретически могут пойти в странах, которые не присоединились к санкциям, или в оффшорах. Но оба этих варианта совсем не идеальные. Они условно рабочие, и чем дальше, тем степень этой условности выше.

Россия или ОАЭ

Перед состоятельными лицами, оценивающими возможности передачи активов, сейчас стоит непростой и безальтернативный выбор. Они вынуждены либо возвращать активы в Россию, либо переводить их в дружественные/нейтральные юрисдикции, обладающие достаточным влиянием на мировой политической арене, чтобы «не замечать» санкции (например, в ОАЭ).

Возврат активов в РФ (если это технически возможно) гарантирует их сохранность. Но в перспективе возникают вопросы взаимодействия с властью, которая может иметь на активы свои планы. Второй вариант — ОАЭ, «здесь и сейчас» он более безопасный. Но никто не даст гарантий того, что через несколько месяцев или лет арабских шейхов не вынудят «отвернуться» от состоятельных клиентов из РФ, последовав примеру Швейцарии или Кипра. Оба варианта проблемные, но несколько лиц категории UHNWI на условиях анонимности заявили, что они выбрали Россию, переведя туда основные активы и бизнес.

Статистические данные по теме подтверждают проблему. Если оценивать совокупные активы россиян, входящих в индекс миллиардеров Bloomberg (приводится место в рейтинге и состояние в млрд USD, данные за май 2024 года), то в нём указано 26 физических лиц, которые «делят» между собой примерно 350 млрд USD:

  • 51, Владимир Потанин — 32,3;
  • 61, Владимир Лесин — 29;
  • 66, Вагит Алекперов — 27,4;
  • 67, Алексей Мордашов — 27,1;
  • 68, Леонид Михельсон — 26,6;
  • 76, Андрей Мельниченко — 25;
  • 102, Алишер Усманов — 20,3;
  • 120, Михаил Прохоров — 17,3;
  • 155, Михаил Фридман — 13,7;
  • 171, Геннадий Тимченко — 12,6;
  • 176, Дмитрий Рыболовлев — 12,3;
  • 218, Леонид Федун — 10,9;
  • 227, Дмитрий Рашников — 10,7;
  • 239, Андрей Гурьев — 10,3;
  • 256, Сулейман Керимов — 9,72;
  • 288, Герман Хан — 9,06;
  • 317, Роман Абрамович — 8,41;
  • 342, Виктор Вексельберг — 7,81;
  • 345, Александр Абрамов — 7,76;
  • 424, Андрей Скоч — 6,79;
  • 435, Алексей Кузьмичёв — 6,64;
  • 449, Пётр Авен — 6,5;
  • 471, Сергей Галицкий — 6,24;
  • 472, Татьяна Бакальчук — 6,22;
  • 484, Сергей Попов — 6,1;
  • 489, Вячеслав Кантор — 5,99.

Средний возраст всех этих лиц — 63 года. О «скором» переходе в мир иной говорить явно нет оснований, но и молодыми всех без исключения олигархов назвать сложно. Поэтому вопрос передачи активов стоит для многих особенно остро. Оба варианта — и Россия, и ОАЭ — связаны с рисками, которые точно рассчитать крайне сложно.

То, что власти РФ уже несколько лет пытаются вернуть активы состоятельных россиян, не секрет. Одна из последних по времени попыток была предпринята в 2018 году. Тогда в РФ создали СЭЗ (специальные административные зоны), обеспечивающие налоговые льготы. Но это начинание так и не стало популярным.

В 2020 году власти попытались подступиться к проблеме с другой стороны. После пересмотра договора с Кипром об избежании двойного налогообложения запуск и эксплуатация трастовых структур, созданных россиянами, стала значительно дороже. Но состоятельные граждане РФ вынужденно согласились на это, массового возращения активов в РФ опять не случилось.

Уже в 2022 году в России разрешили создание частных фондов. Такие структуры при соблюдении ряда требований позволяли передавать активы наследникам в условно «автоматическом» режиме. С момента запуска этого механизма было зарегистрировано 30 таких фондов, но россияне, указанные в списке Bloomberg, тогда возможностью не воспользовались.

Ситуация изменилась в 2024 году. Антироссийские санкции сделали частные фонды значительно более привлекательным инструментом для защиты и диверсификации активов. Так, московская консалтинговая группа ASB каждый месяц получает 10–15 запросов на консультацию, многие из них заканчиваются подписанием соглашения. Но здесь важно понимать, что это не добровольный выбор, а вынужденный шаг, продиктованный полным отсутствием альтернатив.

Если власти смогут доказать состоятельным лицам, что их активам при переводе в Россию ничего не угрожает, то выбор между РФ и ОАЭ станет значительно проще. Но данные, опубликованные Transparency International Russia, показывают, что говорить о доверии не приходится. Так, в 2023 году было подано в 5 раз больше исков о национализации имущества, чем в 2022 году. Типичный пример — три завода по производству ферросплавов, которые ранее контролировала семья Юрия Антипова.

Поэтому вопрос о передаче активов по наследству пока остаётся открытым. Наиболее рабочие варианты — специальные правовые структуры в ОАЭ и России. Но ни один из них нельзя назвать оптимальным, скорее — вынужденным выбором между двух зол. И если санкции в отношении РФ не будут сняты или хотя бы ослаблены, ожидать улучшения ситуации нет никаких оснований.

Нужна консультация?
Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.