Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы 9:00-18:00 Вых
icon-skype-png icon-telegram-png icon-viber-png icon-whatsapp-png

Крупнейший портал о международной защите и диверсификации активов

Время работы
9:00-18:00 Вых
+372 5 489 53 37
+381 6911 12327

Разделение исключительных зон влияния Кипра и Турции – вынужденный шаг или поиск компромисса?

Взаимоотношение Кипра и Турции всегда были сложными. В лучшие времена между странами наблюдался вооружённый до зубов нейтралитет, когда даже небольшое столкновение могло привести к открытому военному противостоянию. В худшие – как в 1974 году – тлеющий конфликт трансформировался в открытый военный конфликт. Свою ложку дёгтя в отношениях между двумя странами внесло новое государственное образование – Турецкая республика Северного Кипра (ТРСК), признанное только Турцией.

В общем, бэкграунд отношений двух стран довольно сложный, и распутать клубок конфликтов, многие из которых имеют многовековые корни, крайне сложно. Ситуацию несколько сглаживает экономическая составляющая – Кипр с 2004 года является членов Евросоюза, Турция имеет статус кандидата в члены (2005 год).

Турция и Кипр - картинка

Возможно, именно экономика и взаимовыгодное сотрудничество позволят наладить диалог между Никосией и Анкарой. В нынешние непростые времена, когда экономика всего Евросоюза переживает не лучшие годы, а призрак энергетического кризиса стал как никогда реальным и ощутимым, находится в состоянии конфронтации – не самая лучшая идея.

Возможно, точкой отсчёта «новой реальности» для Кипра и Турции станет освоение энергетических ресурсов Средиземного моря. А если говорить точнее, предложение Никоса Анастасиадиса (Nikos Anastasiadis, президент Кипра с 2013 года) разделить исключительные экономические зоны Средиземноморья.

Дружеская рука, закованная в броню?

Предложение президента Кипра, озвученное ещё 9 апреля, для многих аналитиков и международных экспертов стало во многом неожиданным. Проблема Северного Кипра, остающаяся почти 50 лет камнем преткновения в отношении двух стран, не имела простого решения, ситуация по сути являлась замороженным status quo, и ни одна из заинтересованных сторон не предпринимала каких-либо шагов для её разморозки.

Аналогии в международной политике – дело крайне скользкое. Но ситуацию можно сравнить с конфликтом СССР (России) с Японией из-за Курильских островов, Приднестровской Молдавской Республикой, Крымом, республикой Басков, Южным Курдистаном, Исламским Эмиратом Афганистана. Часто государства, которые не могут «поделить» территорию, вообще не имеют дипломатических отношений, либо же их уровень находится в зачаточном состоянии.

Но официальная Никосия решила развить концепцию «худого мира», предложив Анкаре экономическое сотрудничество – официальное разделение исключительных экономических зон в восточной части Средиземного моря. Площадкой для объявления о потенциальном сотрудничестве была выбрана кипрская Ларнака – город, славящийся своими гаванями для яхт состоятельных лиц со всего мира. Мероприятие также весьма значимое – церемония начала строительства нового порта.

Самое интересное во всей этой истории – неопределяемая роль США. Заместитель госсекретаря Виктория Нуланд (Victoria Jane Nuland) прилетела на Кипр… напрямую из Анкары. Когда журналисты на пресс-конференции поинтересовались, были ли озвучены предложения США по формированию энергетического альянса между двумя частями некогда единого Кипра.

Анастасиадис ответил, что он никогда не станет обсуждать какие-либо соглашения, которые приведут (или могут привести) к повышению статуса «оккупированной» части Кипра или её признанию международным сообществом.  Президент Республики Кипр утверждает, что он обсуждал с Нуланд целесообразность (необходимость?) вовлечения Анкары в освоение энергетических ресурсов средиземноморского региона.

Нуланд в свою очередь приветствовала контакты Кипра и Турции, заметив, что никто не лишает Анкару права голоса в решении общих для всех стран региона вопросов, если она сможет договориться с Кипром по разделительным линиям. С одной стороны, все предельно ясно – Кипр и Турцию «подталкивают» к вынужденному сотрудничеству и ещё более глубокой заморозке конфликта.

С другой стороны, искренность администрации США вызывает определённые сомнения, особенно учитывая тот факт, что ситуация на Украине сейчас критически острая. Манипулирование общественным мнением и его «подгонка» под требуемые стандарты – привычный формат ведения международной политики. Но то, что худо-бедно срабатывает в странах третьего мира, вероятнее всего окажется бессильным в Западной Европе.

EastMed как замена Северному потоку 2?

Eastern Mediterranean pipeline – проект многообещающий, публичный и весьма далёкий от практической реализации. Перспектив на получение «путёвки в жизнь» у него не больше, чем у скандального «Северного потока 2». Но когда стало ясно, что проект «Газпрома» не имеет абсолютно никаких перспектив, вопрос его замены, хотя бы частичной, встал особенно остро.

Основная проблема разработки восточных месторождений Средиземного моря – непризнания Турцией самого существования Республики Кипр и, как следствие, игнорирование её прав на «свои» ИЭЗ (исключительная экономическая зона). Основной аргумент, выдвигаемый Анкарой, – обязательное согласие на проведение работ турко-кипрской общины. А получить его будет даже не сложно, а просто невозможно.

Ещё один интересный момент касается буровых судов Турции, находящихся в зоне проведения геолого-разведывательных работ. Анкара объясняет подобное нарушение границ (участок акватории по всем международным законам принадлежит Кипру) тем, что её суда действуют на основании лицензии, выданной… да, всё правильно, Турецкой Республикой Северного Кипра. Единственная страна, которая признала ТРСК, – сама Турция. Информация для сравнения – Крым, Южную Осетию и Абхазию признают больше государств.

США против Евросоюза?

А теперь поговорим о подоплёке описываемых событий. Многие аналитики говорят о том, что основные «бенефициары» в нём – именно ЕС и США, Кипр и Турция исполняют роль почётных статистов, свадебных генералов, приглашаемых для солидности и соблюдения традиций. Американская администрация в очередной раз затеяла «большую игру», оставив другим странам роль пешек на доске большой международной политики.

Повод так говорить – высказывание уже упоминавшейся Виктории Нуланд, назвавшей EastMed слишком дорогим, невыгодным, чрезмерно длительным в практической реализации и потенциально экологически вредным. Схожие аргументы выдвигались в своё время в отношении «Северного потока 2», в итоге проект удалось окончательно потопить, в результате чего американский сланцевый газ получил неформальное «приглашение» на европейский рынок.

Президент Кипра в своём ответе был предельно вежлив и корректен. Он заявил, что Никосия ждёт окончательного утверждения проекта со стороны Евросоюза, на что потребуется довольно много времени. Но самое главное Никос Анастасиадис приберёг напоследок. Он заявил, что судьбу проекта, разрабатываемого и финансируемого Евросоюзом, будет решать не официальный Вашингтон, а сами европейцы.

Также он отметил, что основным критерием целесообразности EastMed была его рентабельность, а практическая реализация зависит от интереса инвесторов и результатов разведывательных работ на морском шельфе. Чрезмерный же интерес США к проекту объясняется просто – Вашингтон стремится лишить Европу альтернативных источников энергоносителей, лоббируя интересы собственных газовых компаний.

В этом отношении EastMed, изначально задумывавшийся как магистраль для транспортировки израильского газа с месторождения «Левиафан» (в основном) и кипрской «Афродиты» является приговором планам США. В открытую препятствовать реализации проекта Вашингтон не в состоянии (особенно, учитывая ситуацию в Украине), но и отойти в сторону и смириться с неизбежным он также не может.

В итоге приходится признать, что разделение исключительных зон влияния в Средиземном море – это примерно то же самое, что и допинговые скандалы в большом спорте, особенно если в них замешаны спортсмены из России. Иными словами, это только предлог, инструмент для решения неких геополитических задач, скрытых от широкой общественности.

Выводы, рекомендации

Новость о попытке (успешной или нет – покажет время) зон влияния между Кипром и Турцией – попытка дипломатического решения конфликта, который теоретически может трансформироваться из холодного в горячий. В некотором смысле – это пример того, как следовало бы «разруливать» ситуацию в Украине. А ещё – лишнее подтверждение того, что большая политика – это субстанция, которая несовместима с понятиями общечеловеческой логики и здравого смысла.

Если говорить о конкретных рекомендациях, то они будут следующими. Кипр постепенно становится одним из центров региональной политики, вследствие чего его перспективность для бизнеса растёт. Поэтому мы считаем, что коммерческий проект, так или иначе связанный с Кипром, имеет все шансы быть успешным. По крайней мере, если тщательно проанализировать все исходные данные, определить потенциальные риски и проработать тактику / стратегию дальнейших действий.

Источники информации по теме (примеры наших услуг, связанных с Кипром):

Нужна консультация?
Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.