Азия готова к очередному финансовому кризису

На сегодняшний день азиатские страны лучше приспособлены к атмосферным внешним воздействиям и финансовому давлению, чем 20 лет назад во время азиатского финансового кризиса.

20 лет назад, в июле 1997 года, начался азиатский финансовый кризис, который повлиял на большую часть Восточной Азии, а позже перешел в крупномасштабный экономический кризис. Сегодня, по мнению экспертов, мир может постигнуть еще один финансовый кризис. Так считает директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард: «В мире наблюдаются некоторые тревожные процессы. Поэтому мы ожидаем новый экономический кризис». Кроме того, о возможности возникновения очередного мирового кризиса предупреждали в ООН и известный американский финансист Джордж Сорос в прошлом году.

Азиатский финансовый кризис 1997 года: экскурс в историю

Кризис 1997 года начался в Таиланде (известный как кризис Tom Yum Goong). Все началось с краха тайского бата, из-за чего правительству пришлось ввести «плавающий курс», так как резервов в иностранной валюте было недостаточно, чтобы поддерживать фиксированный обменный курс. На то время Таиланд накопил бремя внешней задолженности, что сделало его банкротом еще до падения тайского бата. По мере того, как кризис распространялся, во многих странах Юго-Восточной Азии наблюдалось сильное падение национальных валют, девальвация фондовых рынков и резкое повышение частного долга, которое сопровождалось падением стоимости активов. Больше всего от кризиса в 1997 года пострадали Индонезия, Таиланд, Южная Корея, Филиппины, Малайзия, Лаос и Гонконг. Вьетнам, Тайвань, Сингапур, Китай и Бруней тоже пострадали, хоть и в меньшей мере, от потери спроса и уверенности в регионе в целом.

В 1993-1996 годах в четырех больших странах ASEАN отношение иностранного долга к ВВП увеличилось со 100 процентов до 167 процентов. Только в Южной Корее отношение долга сначала возросло с 13 до 21 процента, а после увеличилось до 40 процентов.

Далее, когда большая часть азиатских стран озвучила фискальную политику, МВФ с другими международными организациями инициировал программу помощи в размере 125 миллиардов долларов для стабилизации национальных валют государств, которые больше всех пострадали от кризиса: 50 миллиардов долларов Индонезии, 17 миллиардов Таиланду и 58 миллиардов Южной Корее. Но эти усилия не принесли значительных результатов. В итоге, после дестабилизации внутренней ситуации в Индонезии, 21 мая 1998 года, президенту Хаджи Мухаммеду Сухарто, правившему страной 30 лет, пришлось уйти в отставку из-за беспорядков, которые последовали после резкого повышения цен. В том же году рост Филиппин рухнул почти до нуля.

Азиатский кризис сегодня

Переход от фиксированного валютного курса к более гибкому – ключевое отличие от 1997 года. Четыре страны, которые больше всего пострадали от кризиса – Таиланд, Малайзия, Индонезия и Южная Корея – изменили обменные курсы таким образом, чтобы защитить государства от спекулятивных атак, похожих на ту, которая вызвала резкую девальвацию тайского бата, что и спровоцировало кризис.

Поэтому сегодня у этих стран наблюдается профицит счета текущих операций (кроме Индонезии, где в 2016 году был дефицит 2% ВВП). В Таиланде профицит в 2016 году, по данным МВФ, составил 11,4% ВВП (в 1997 году был дефицит 8% ВВП). А Южная Корея, по классификации фонда, вообще перестал считаться развивающейся страной. Активизируется торговля, соответственно, растет экспорт сырья из стран Юго-Восточной Азии и электроники из Тайваня, Кореи и Китая. Как утверждают экономисты, «больше нет слабых мест, из-за которых возник азиатский финансовый кризис, а фундаментальные экономические показатели выглядят намного лучше».

В июне 2017 года приток портфельных инвестиций нерезидентов на развивающиеся рынки зафиксировали седьмой месяц подряд, что, согласно данным Института международных финансов (IIF) стало рекордом с 2014 года. По оценкам IIF, общий приток на фондовые и долговые рынки развивающихся стран составил 17,8 миллиардов долларов, а во II квартале – 56 миллиардов долларов. Большая часть их этого пришлась на Азию. «Учитывая высокие показатели в I квартале, приток портфельных инвестиций на развивающиеся рынки в первые 6 месяцев оказался самым высоким с 2014 года», — отметили в IIF.

Между тем, многие центральные банки создали валютные резервы до уровней, которые допускают большие возможности для обслуживания внешних долгов и, если возникнет необходимость, они смогут оказать поддержку валютам. В целом, изменения валютного курса уже не несут в себе той угрозы, которую они представляли для экономики азиатских стран в прошлом.

Улучшился надзор в банковском секторе. Стандарты кредитования и защиты от потери сильнее, также и бухгалтерские балансы теперь более прозрачные. Помимо этого, банки на территории Азии, как правило, не полагаются на оптовое фондирование для финансирования своих кредитных депозитов, а это делает их более стойкими перед ожесточениями ликвидности рынка. Тесные связи между компаниями и банками, которые лежали в основе финансового кризиса, до сих пор наблюдаются в определенной степени, но в большинстве государств они не такие всеобъемлющие, как 20 лет назад.

Но, все же, стоит сказать, что развивающиеся государства все еще уязвимы перед ростом процентных ставок в Соединенных Штатах. Заемщикам в них необходимо выплатить по облигациям и займам около 2 триллионов долларов к концу 2018 года. Рост процентных ставок может поспособствовать дальнейшему укреплению доллара, из-за чего компаниям на территории Азии, возможно, будет тяжелее погашать внешний долг. Это способно привести к снижению их кредитных рейтингов.

Рост американского доллара и процентных ставок оказывает неслабое давление на развивающиеся государства, на Китай и всех его торговых партнеров. Представители Федеральной резервной системы (ФРС) США в последнее время сообщают, что, возможно, в сентябре будет принято решение начать сокращение активов на балансе центробанка. А если вслед за ФРС начнут ужесточать денежную политику Европейский центральный банк, Банк Канады и Банк Англии, помогавшая развивающимся государствам ликвидность может начать сокращаться.

В конце 1990-х годов быстрый рост американской экономики помог восстановиться азиатским странам, у которых получилось нарастить экспорт за счет высокого спроса и девальвации. Сегодня же ожидать помощи от экономики США не приходится. В I квартале 2017 года ВВП этой страны вырос всего на 1,4 процента, а после окончания мирового финансового кризиса темпы его роста так и не превысили 2-2,5 процентов.

Но более высокий риск для региона сегодня представляет Китай, ставший одним из самым крупных торговых партнеров азиатских стран. А так как сейчас Китай стремится сделать главной движущей силой экономики внутреннее потребление и сектор услуг, его спрос на продукцию, производимую соседями по региону, может уменьшиться. Помимо этого, государственная экономическая программа предполагает замещение основной части импорта, в частности, технологического, собственным производством. КНР планирует замкнуть на себе если не всю, то большую часть цепочки поставок электроники, которая была основой производственного бума большинства стран Азии.

Кроме этого, экспертов очень беспокоят долговые проблемы самого Китая. Совокупный долг этой страны сегодня вдвое превысил средний показатель для развивающихся государств, а корпоративный долг в 2017 году достиг мирового рекорда – 18 триллионов долларов (170 процентов ВВП). По мнению экспертов, решить долговую проблему можно лишь с помощью многостороннего подхода, в частности, понижения цели по росту ВВП и реструктуризации госпредприятий.

Пока Пекину удается следить за тем, чтобы долговые проблемы не переросли в полномасштабны кризис. Эксперты объясняют это, в частности, тем, что признаки стресса, который создается долговым «навесом», обычно воспринимаются на финансовых рынках как разрозненные события, то есть проблемы компаний или разовые дефолты. «Но если рассматривать этот стресс как процесс, то очевидны признаки того, что растущая долговая нагрузка уже негативно сказывается на экономике и финансовых рынках и ограничивает возможности по реагированию при помощи инструментов макроэкономической политики», — говорят аналитики JPMorgan Chase.

Однако, стоит отметить, что большая доля этого долга сосредоточена на внутреннем рынке страны, а это снижает вероятность резкой остановки потоков иностранного капитала, что характерно для классических финансовых кризисов в развивающихся государствах. Также рост номинального ВВП страны составляет 11 процентов, превышая рост денежной массы (9,4 процента), что дает возможность эффективно уменьшать долговую нагрузку. Перед 19-м съездом Коммунистической партии Китая, который состоится в этом году, власти страны, скорее всего, будут стараться избежать каких-либо рыночных потрясений или шоков для экономики.

Закредитованность Китая грозит международным банковским кризисом

Эксперты считают, что Азия готова к очередному финансовому кризису, так как вынесла очень много уроков после 1997 года и в дальнейшем сильно реформировала свою экономику. Сегодня экономическая ситуация в большинстве государств Юго-Восточной Азии, как мы уже рассматривали выше, выглядит благоприятно: растет ВВП, дефицит сменился профицитом, а курсы национальных валют не привязаны к доллару. На данный момент Азия – мировой лидер по темпам экономического роста, который вносит крупнейший вклад в рост мировой экономики.

Эксперты отмечают наличие в регионе долгосрочных положительных фундаментальных факторов, например, ускорение процесса урбанизации и рост доли среднего класса. Если верить данным Азиатского банка развития, к 2030 году примерно миллиард человек из Китая, Индии и государств ASEAN окажется в группе со средним доходом, а это означает большой потенциал роста потребительских расходов и, как следствие, увеличение числа потребителей финансовых услуг.

Рост экономической интеграции азиатских государств выражается также в усилении торговли между регионами и увеличении инвестиционных потоков. Помимо этого, на территории Азии наблюдается активный рост трансграничной производственной сети, особенно в сфере автомобилестроения и электроники. Инициатива правительства Китая «Один пояс – один путь» способствует хорошим условиям для укрепления связей с остальными участниками и роста инвестиций. Экономики Вьетнама, Мьянмы, Лаоса и Камбоджи являются новым источником незадействованного потенциала. Например, на долю промышленного производства приходится 40 процентов экономики Вьетнама, который на сегодняшний день является одним из самых крупных экспортеров электроники в мире (40 процентов электроники компании Samsung производится во Вьетнаме).

По данным Банка международных расчетов, сегодня наблюдается изменение главных стратегий размещения активов – с привычных биржевых площадок на альтернативные рынки частных инвестиций, к примеру, рынки прямых инвестиций, инфраструктуры и недвижимости. Примечательно, что в 2016 году 45 процентов от общего объема рынка прямых инвестиций региона составили именно такие сделки. Исследование, которое совместно проводили Temasek и Google, показало, что потребности интернет-компаний в инвестиционном капитале на территории Юго-Восточной Азии в следующее десятилетие составят примерно 40-50 миллиардов долларов.  

Как защитить активы и процветать во времена финансового кризиса?

Но в чем бы нас не убеждали аналитики и эксперты, важно всегда быть готовыми к худшему. Как? Диверсифицировать риски и хранить свои средства не только в разных банковских учреждениях, но и в разных государствах, а также искать альтернативные способы вложения и заработка денег. Об этих способах и о том, как и где сегодня можно открыть иностранные банковские счета, узнайте, написав на e-mail info@offshore-pro.info.

Учебные заведения и курсы в Гонконге

Читайте другие интересные статьи портала InternationalWealth.info:

Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.

новости о полезных, качественных и нужных услугах в офшоре

новости в офшоре

Уже подписались: 10700 Мы уважаем Вашу конфиденциальность