Как более 250 миллиардеров мира скрывают свое состояние в крошечном Люксембурге

Люксембург для многих кажется маленьким государством, не влияющим на мировую экономику. Однако расследования последних 12 месяцев изданий Le Monde и Forbes, а также проект «OpenLux» от OCCRP, показали, как эта маленькая и скрытная европейская страна привлекла богатство по размеру больше, чем ВВП Японии.

Благодаря благоприятной для частного бизнеса налоговой системе, гибким бизнес-структурам и непрозрачным реестрам собственности Люксембург привлек в страну 4,5 триллиона евро (5,4 триллиона долларов) инвестиционных фондов. Но с этим возникает серьезный риск отмывания денег: до 80% этих инвестиционных фондов не заявили о своих бенефициарных владельцах.

Так почему миллиардеры со всего мира выбрали крошечный Люксембург для скрывания своих активов? Все дело в специальном типе финансовой холдинговой компании SOPARFI. Он позволяет выбрать одну из нескольких организационно-правовых форм (ООО, акционерное общество, кооперативная компания, товарищество) и может использоваться как семейный траст или фонд для распределения активов семьи между ее членами.

Миллиардеры в Люксембурге - картинка

Воспользуйтесь консультациями и услугами юридического сопровождения регистрации холдинговой компании в Люксембурге от наших экспертов. Мы также поможем открыть личные и корпоративные счета в зарубежных банках. Для заказа консультации напишите нам письмо на электронную почту, указанную в конце статьи. 

Анализ базы данных OpenLux, проведенный Transparency International, выявил «существенные расхождения» между названными и реальными бенефициарами инвестиционных фондов. По закону эти владельцы должны быть зарегистрированы в органах власти Люксембурга, а если бизнес ведется в США, в SEC. Но 15% «представили противоречивую информацию», открывая дверь для отмывания денег.

Согласно внутреннему бюллетеню, просочившемуся в мае прошлого года, к ФБР попала информация, обеспокоившая службу тем, что инвестиционные фонды используются для крупномасштабного отмывания денег. 

«Отсутствие проверок по борьбе с отмыванием денег (AML) облегчило преступникам интеграцию незаконных доходов в законную мировую финансовую систему», — говорится в сообщении.

В Люксембурге насчитывается 16 777 инвестиционных фондов, начиная от венчурного капитала до фондов управления активами и хедж-фондов. Они управляют в общей сложности 4,5 триллионами евро. Например, американские гиганты, включая Northern Trust, JPMorgan и Blackstone имеют дочерние компании в Люксембурге.

Столица миллиардеров Европы

Общий объем оффшорного богатства в Люксембурге приближается к 6 триллионам евро (7,2 триллиона долларов), сообщает французский Le Monde, создавший базу данных OpenLux.

Французское издание определило состояние 266 миллиардеров в Люксембурге, что почти превышает общее количество миллиардеров, проживающих в Европейском союзе.

Среди них политики, королевские семьи и знаменитости, в том числе Тайгер Вудс, Шакира, Анджелина Джоли, Брэд Питт и король Бахрейна. Большинство из них владеют подставными компаниями в Люксембурге, через которые они владеют недвижимостью, частными самолетами, яхтами и иными инвестициями. Эта практика совершенно законна и имеет дополнительное преимущество в виде свободы действий и более низкого налога на прибыль.

Например, в 2019 году индонезийский миллиардер Суканто Таното использовал зарегистрированную в Люксембурге компанию для покупки здания в Мюнхене за 350 миллионов евро, согласно данным Проекта отчетности об организованной преступности и коррупции (OCCRP) при сотрудничестве с OpenLux. Имя миллиардера ранее скрывалось за подставными компаниями, зарегистрированными в Люксембурге, Сингапуре и на Каймановых островах.

Другие богатые люди, включая бывшего зятя бывшего диктатора Туниса Бен Али и детей российских олигархов, использовали люксембургские компании для покупки французских замков, вилл на Ривьере и парижских квартир, о чем свидетельствует база данных OpenLux.

Но некоторые из этих компаний связаны с преступностью, отмечает OCCRP. Организация выявила зарегистрированные люксембургские компании, связанные с венесуэльской нефтью и итальянским кланом Ндрангета, на текущий момент участвующим в крупнейшем судебном процессе над мафией в Италии за 30 лет.

В 2019 году Люксембург принял закон, обязывающий компании публиковать имена бенефициарных владельцев после давления со стороны Евросоюза. Но эти данные труднодоступны и трудны для поиска, что побудило Le Monde, OCCRP и еще 16 медиа-организаций создать базу данных OpenLux.

Правительство Люксембурга заявляет, что его Реестр конечных бенефициарных владельцев (UBO) является общедоступным и был одним из первых в Европе.

Правительство страны полностью соблюдает действующее законодательство ЕС и международные законы, указано в заявлении правительства, сделанном в ответ на результаты исследования OpenLux. 

«Ни Евросоюз, ни ОЭСР не выявили какого-либо вредного налогового режима в Люксембурге», — говорится в сообщении.

Жизнь в Великом герцогстве

Великое герцогство Люксембург имеет население около 600 000 человек. Его существование подвергалось сомнению Наполеоном. А в XXI веке оно привлекает большое внимание со стороны сильных мира сего.

База данных OpenLux раскрыла новые тайны вслед за скандалом «LuxLeaks» 2014 года, когда оффшорные налоговые структуры Amazon A, Apple, Deutsche Bank и иных международных корпораций были раскрыты в документах, просочившихся из PwC в Люксембурге.

С тех пор внимание к технологическим гигантам, зарегистрированным в Люксембурге, только возросло. В 2017 году Европейская комиссия постановила, что Люксембург предоставил Amazon незаконные налоговые льготы на сумму около 250 миллионов евро. Теперь правительства Великобритании и Евросоюза заставляют эти технологические компании платить больше налогов в своих юрисдикциях. Однако Люксембург отрицает свою принадлежность к оффшорам. 

«Люксембург не предоставляет благоприятного налогового режима для транснациональных корпораций или цифровых компаний, ведь они должны соблюдать те же правила и законодательство, что и любая иная компания в Люксембурге», — говорится в заявлении правительства.

Однако сейчас в Люксембурге так много финансовой деятельности, что половина работников в Великом Герцогстве — иностранцы, и многим приходится добираться до работы из соседней Франции, Германии или Бельгии.

По оценкам Le Monde, в Великом Герцогстве зарегистрировано на четверть меньше компаний, чем его жителей, а треть из них принадлежит лицам, не являющимся люксембургскими гражданами.

Чаще всего они принадлежат гражданам Франции, отмечает издание. Сообщается, что около 15 000 богатых французских жителей владеют компаниями в Люксембурге, общая стоимость которых составляет не менее 100 миллиардов евро, или 4% ВВП Франции. «Это почти как если бы Люксембург владел небольшой частью Франции».

Миллиардеры из Европы с активами в Люксембурге

Далее мы перечислим несколько миллиардеров и их активы в люксембургских холдингах:

  1. Бернар Арно — владелец LVMH (торговые марки Louis Vuitton, Moёt, Hennessy). Его активы в Люксембурге составляет 1,6 млрд долларов. Также ему принадлежит 28% акций или 380 млн долларов капитала в инвестиционной компании L Catterton, управляющей 30 млрд активами. Есть подозрение, что Бернар Арно дополнительно инвестировал в разные фонды семейной фирмы L Catterton.
  2. Амансио Ортега — учредитель торговой сети Zara через материнскую компанию Inditex, принадлежащую ему. Он также является бенефициарным владельцем двух компаний из Люксембурга Adelphi Property Sarl и Hills Place Sarl. Они владеют люксовой недвижимостью общей стоимостью 3,7 млрд долларов. 
  3. Джованни Ферреро — считается самым богатым человеком Италии, так как в его собственности находится 75% кондитерского гиганта Ferrero International SA, перешедшего под юрисдикцию Люксембурга. Стоимость активов Ферреро составляет около 32 млрд. Его признали бенефициаром частного инвестиционного фонда Teseo Capital с инвестициями в различные активы по всему миру на 23 млрд.
  4. Леонардо Дель Веккьо — капитал семьи этого итальянца составляет свыше 37 млрд. Через компанию Delfin SARL из Люксембурга он владеет гигантом по производству очков EssilorLuxottica, итальянским инвестиционным банком Mediobanca и французским инвестиционным фондом недвижимости Covivio. В собственности Delfin 13% акций национального перевозчика Luxair.
  5. Кэрри Пэрродо — француженка, унаследовавшая нефтяного гиганта Perenco. Ранее зарегистрировала в Люксембурге несколько холдинговых компаний SOPARFI. Одна из них — Margaux Vignobles Investments Sarl с активами на 350 млн долларов. Ее бизнес структурирован через траст в Сент-Китс и Невисе.
  6. Джон Элканн — итальянец, являющийся генеральным директором Exor с долями в капиталах автогигантов Stellantis и Ferrari. До 2018 года являлся соучредителем (25%) Eola Luxembourg Sarl, которой принадлежала половина вертолетной авиакомпании Monacair из Монако.
  7. Виктор Харитонин — российский миллиардер из сектора фармацевтики. Через собственную компанию Mountain Resorts SA в Люксембурге является собственником 4-звёздочного отеля Lajadira в альпийском городке Кортина д’Ампеццо. Этот актив оценивается в 27 млн долларов.
  8. Михаил Прохоров — известный миллиардер в своей структуре использовал две компании из Люксембурга для владения жилой недвижимостью во Франции на сумму свыше 2 млн долларов.
  9. Дэвид Бондерман — американский миллиардер, открывший люксембургскую компанию для своих пятерых детей.  Через неё они владеют активами на сумму 122 млн.

Как миллиардеры используют преимущества SOPARFI?

Великое Герцогство Люксембург предлагает очень привлекательную правовую и налоговую базу для локализации холдинговых компаний международных групп. При выполнении определенных условий компании с финансовым участием (SOPARFI) не облагаются налогом на получаемый ими дивидендный доход и на прирост капитала от продажи долей участия, а также, при ликвидации на ликвидационную прибыль.

Такие преимущества делают SOPARFI особенно привлекательной для реализации корпоративных структур, направленных на оптимизацию налогообложения для международных групп.

Если SOPARFI занимается коммерческой деятельностью (которая не является обязательной), она подлежит стандартному налоговому режиму со ставкой 28,80%. Однако существующие налоговые льготы делают SOPARFI привлекательным в ряде обстоятельств.

Освобождение дивидендных доходов:

SOPARFI может получить освобождение от налога на входящие дивиденды, если владеет или обязуется владеть долей не менее 10% в уставном капитале “дочки” (или долей, имеющей минимальную покупную стоимость от 1,2 млн евро) на протяжении минимум 12 месяцев.

Чтобы воспользоваться этим режимом, дочка должна быть торговой компанией и полностью облагается налогами.

В случае иностранной дочки, не находящейся в Евросоюзе, это условие считается выполненным если ее корпоративный налог в юрисдикции регистрации имеет ставку от 11% и выше, а база налогообложения существенно не отличается от применимой в Люксембурге. Налоговая администрация рассматривает эффективную ставку налога, уплачиваемого дочерней компанией, а также размер налоговой базы.

Если SOPARFI не пользуется полным освобождением от уплаты полученных дивидендов в соответствии со ст. 166 Налогового законодательства, она может при определенных обстоятельствах требовать применения ст. 115.15a, предусматривающую скидку в размере 50% на полученные дивиденды.

Освобождение от налога у источника на дивиденды:

Распределение дивидендов освобождается от налога у источника, когда получатель — иная SOPARFI или иная компания, базирующаяся в Европе (Евросоюз или AEE) и выполняющая Условия освобождения. В иных случаях дивиденды, выплачиваемые SOPARFI, облагаются удерживаемым налогом по обычной ставке 15%.

Этот удерживаемый налог не применяется, если распределение производится компании, расположенной в стране, имеющей налоговое соглашение с Люксембургом. В этом отношении следует отметить, что у Люксембурга есть обширная сеть налоговых договоров СОИДН (на данный момент в силе 60 договоров, а 9 уже парафированы).

Освобождение от прироста капитала от продажи акций:

Прирост капитала от продажи акций для освобождения от налогообложения, когда SOPARFI имеет долю участия в соответствии с Условиями освобождения, за исключением условия альтернативной стоимости приобретения, должен составлять от 6 млн евро.

Освобождение от уплаты налога на проценты:

Участие SOPARFI часто финансируется за счет долга, причем кредит обычно предоставляется материнской компанией, обычно расположенной в другой стране (член ЕС или нет).

Как правило, законодательство Люксембурга не применяет удерживаемый налог на проценты (за исключением случаев, когда проценты выплачиваются по облигациям с участием в прибыли).

Правило тонкой капитализации:

Как упоминалось выше, участие SOPARFI часто финансируется за счет заемных средств. Законодательство Люксембурга не применяет такое правило, как «тонкая капитализация».

Однако финансовое соотношение долга к собственному капиталу, признанное налоговой администрацией, должно составлять 85/15. При превышении этого порога предполагаемая операция может оказаться под угрозой, учитывая злоупотребление правом рассмотрения.

Освобождение от ликвидационного излишка:

Хотя при ликвидации нереализованная прибыль должна облагаться налогом по стандартной ставке 28,80%, компания, тем не менее, может получить выгоду от освобождения от прироста капитала от продажи участия при соблюдении условий освобождения.

Распределение между акционерами ликвидационного излишка не облагается подоходным налогом, что позволяет использовать определенные схемы репатриации без удержания налога.

Налог на чистое имущество:

Обычно SOPARFI облагается ежегодным налогом на богатство по ставке 0,5% от его «единичной стоимости». Эта стоимость близка к сумме чистых активов (за вычетом обязательств, оцененных согласно положениям налогового законодательства) компании. Долги, связанные с активами, освобожденными от налогообложения, например, ссудой, взятой для финансирования приобретения освобожденного от налогообложения участия, не подлежат вычету для целей расчета единичной стоимости.

Минимальное налогообложение:

Такие компании, как SOPARFI, активы которых в основном (мин. 90%) состоят из финансовых активов, включая оборотные активы (доли в иных компаниях, облигации, акции, банковские счета, дебиторская задолженность), подлежат минимальному корпоративному налогу в сумме 1500 евро.

Как учитывается НДС?

Пассивный SOPARFI, цель которого ограничивается участием в других компаниях, обычно не облагается НДС. Следовательно, он не может вычитать НДС, взимаемый его поставщиками.

Регистрация плательщиком НДС, конечно же, доступна для SOPARFI, осуществляющего хозяйственную деятельность. В таком случае НДС подлежит возмещению пропорционально реализованному обороту.

Предлагаем наши услуги по регистрации холдинговой компании в Люксембурге со счетом в банке — подробности по ссылке.

Также ознакомьтесь с другими нашими услугами в Люксембурге:

Услуги в Люксембурге от наших экспертов

Для получения консультации по регистрации компаний в Люксембурге от наших экспертов напишите нам письмо на электронную почту info@offshore-pro.info.

Сколько иностранных инвестиций привлек Люксембург за последние годы?

Благодаря благоприятной для частного бизнеса налоговой системе, гибким бизнес-структурам и непрозрачным реестрам собственности Люксембург привлек в страну 4,5 триллиона евро или 5,4 триллиона долларов по текущему курсу.

Почему миллиардеры со всего мира скрывают свои активы в Люксембурге?

Все дело в специальном типе финансовой холдинговой компании SOPARFI. Он позволяет выбрать одну из нескольких организационно-правовых форм (ООО, акционерное общество, кооперативная компания, товарищество) и может использоваться как семейный траст или фонд для распределения активов семьи между ее членами.

Чем привлекателен тип холдинговых компаний SOPARFI в Люксембурге?

Люксембург предлагает очень привлекательную правовую и налоговую базу для локализации холдинговых компаний международных групп. При выполнении определенных условий компании с финансовым участием (SOPARFI) не облагаются налогом на получаемый ими дивидендный доход и на прирост капитала от продажи долей участия, а также, при ликвидации на ликвидационную прибыль. Она подходит для реализации корпоративных структур, направленных на оптимизацию налогообложения. Если SOPARFI занимается коммерческой деятельностью (не является обязательной), она подлежит стандартному налоговому режиму со ставкой 28,80%.

Метки:

Читайте другие интересные статьи портала InternationalWealth.info:

Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.