Бесплатная консультация для открытия личного или корпоративного банковского счета за рубежом:

Криптобизнес в ОАЭ. Часть 1

В этой статье мы рассмотрим нормативно-правовую базу, которой подчиняется криптобизнес в ОАЭ.

Криптобизнес в ОАЭ — введение в нормативно правовую базу

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) имеют развивающуюся правовую систему, которая в последние годы быстро модернизировалась. В целом правовая система представляет собой систему гражданского права, находящуюся под влиянием Шариата (Исламского права), основные правовые кодексы которой включают в себя «Закон о гражданских сделках», «Закон о коммерческих сделках», Уголовный кодекс и «Кодекс коммерческих компаний».

Помимо федерального законодательства ОАЭ каждый из семи эмиратов ОАЭ (Дубай, Абу-Даби, Шарджа, Аджман, Умм-Аль-Кувейн, Рас-Аль-Хайма и Фуджейра) имеет свои собственные законы и правила в тех областях, для которых отсутствуют федеральные законы.

Крипто ОАЭ

В области финансовых рынков и рынков капитала федеральными регуляторами являются Центральный банк ОАЭ и «Управление по ценным бумагам и сырьевым товарам» («SCA»).

Каждый эмират также имеет свои собственные свободные экономические зоны, которые имеют некоторую (ограниченную) независимость от эмирата и федеральных законов, которые регулируют ограничения на иностранные инвестиции и таможенные правила.

Однако существуют две финансовые свободные зоны, созданные в соответствии с Конституцией ОАЭ и федеральным законом, которые являются полностью отдельными юрисдикциями в том смысле, что они имеют режим гражданского и коммерческого права, отделенный от остальной части ОАЭ.

Этими двумя свободными зонами являются «Международный финансовый центр Дубая» («DIFC»), где регулирующим органом является «Управление финансовых услуг Дубая» («DFSA»), и финансовая свободная зона «Abu Dhabi Global Market» («ADGM»), где регулирующим органом является «Управление регулирования финансовых услуг» («FSRA»).

«DIFC» применяет систему общего права, построенную по образцу английского общего права, в то время как «ADGM» применяет само английское общее право.

Федеральные уголовные законы ОАЭ, однако, применяются и в «DIFC», и в «ADGM» (например, федеральные законы о борьбе с отмыванием денег).

Хотя ОАЭ обозначили технологию блокчейна и технологию распределенного реестра («DLT») в качестве правительственного приоритета и инициировали различные связанные с блокчейном предприятия, регулирование виртуальных валют в ОАЭ за пределами свободных зон и в «DIFC» остается ограниченным. Хотя монеты и токены не запрещены, «SCA» и «DFSA» выпустили циркуляры, предупреждающие инвесторов о возможных последствиях, связанных с использованием виртуальных валют, однако при этом они не заняли какой-либо твердой регулятивной позиции.

Власти, как за пределами свободных зон, так и в «DIFC», приняли выжидательный подход, однако 15 октября 2019 года «SCA» опубликовало долгожданный «Проект Регулирующих положений по виртуальным активам» и попросило оставлять публичные комментарии.

Предлагаем Вам услугу по открытию личного счета в банке ОАЭ

Напротив, «ADGM» выпустил обширные регулирующие положения в 2018 году, которые регулярно обновляются, чтобы соответствовать глобальным наработкам в области регулирования блокчейна.

Таким образом «ADGM» привлек значительный интерес со стороны международных игроков отрасли, особенно тех, кто управляет центральными биржами виртуальной валюты. «ADGM» также активно работает в более широком регулирующем пространстве финтеха, и выпустило инструкции по программным интерфейсам и по деятельности, связанной с управлением цифровыми инвестициями.

Криптобизнес в ОАЭ — законы о ценных бумагах и инвестициях

Криптобизнес в ОАЭ за пределами свободных экономических зон

В ОАЭ за пределами свободных зон Центральный банк ОАЭ и «SCA» разделяют ответственность за регулятивный надзор над финансовыми рынками и рынками капитала. Сюда включены и нефинансовые свободные зоны, такие как «Дубайская многопрофильная товарно-сырьевая биржа» («DMCC») и «Dubai Silicon Oasis» («DSO»).

«SCA» объявило 9 сентября 2018 года, что оно выпустит регламент для регулирования «первичного размещения монет» («ICO») и определения статуса монет и токенов в ОАЭ за пределами свободных зон, однако регламент так и не появился. Это удивительно, учитывая энтузиазм, проявленный к технологии распределенного реестра и к блокчейну в ОАЭ, а также учитывая масштабный пересмотр банковского законодательства ОАЭ и системы борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма в 2018 и 2019 годах, которые не рассматривают статус виртуальных активов в ОАЭ.

«Проект Регулирующих положений о виртуальных активах SCA» разработан таким образом, чтобы быть всеобъемлющим. Он должен применяться 

  • к любому лицу, предлагающему, продвигающему или выпускающему криптоактивы в ОАЭ или из ОАЭ; 
  • к любому лицу, предлагающему крипто-депозитарные услуги, управляющему криптобиржей, платформой сбора крипто-средств или любой другой финансовой деятельностью, связанной с криптоактивами.

Однако, что особенно важно, «Проект» исключает из сферы своего охвата финансовые свободные зоны, оставляя таким образом неограниченную свободу регулирования финансовым свободным зонам «DIFC» и «ADGM». Регулирующие положения проводят различие между сырьевыми токенами и security-токенами и регулируют и то, и другое, хотя нормативные требования к security-токенам выше. Они указывают, что любое предложение security-токенов или торговля ими должны подчиняться законам ОАЭ о ценных бумагах и предполагают, что «SCA» выпустит инструкции о том, как оценить, считается ли токен или виртуальная монета security-токеном.

Однако даже без вступления в силу проекта «SCA» по регулированию виртуальных активов, в зависимости от технологии, лежащей в основе монеты или токена, или прав, связанных с ними, законы ОАЭ о ценных бумагах, инвестиционные или финансовые законы могут применяться к конкретной монете или токену. Физические или юридические лица, выпускающие или работающие с монетами или токенами, особенно если последние обладают характеристиками ценных бумаг, должны проявлять осторожность. В циркуляре 2018 года «SCA» обратилась ко всем эмитентам, посредникам, содействующим первоначальному размещению монет, и торговым платформам с просьбой обеспечить соблюдение ими всех применимых законов.

Ценные бумаги и связанные с ними инвестиции в первую очередь регулируются Федеральным законом номер 4 от 2000 года («Закон о ценных бумагах»), а также нормативными актами, изданными к этому закону. «Закон о ценных бумагах» устанавливает «SCA» в качестве второго федерального регулятора и включает в себя основные правила размещения ценных бумаг. В соответствии с этим законом любой рынок ценных бумаг, сырьевой рынок или биржа должны иметь корпоративную форму местного публичного учреждения или публичной корпорации и должны быть лицензированы «SCA». 

Это требование было смягчено в 2014 году при разрешении листинга ценных бумаг Закрытых акционерных компаний на регулируемых биржах. 

Лицензионное требование также распространяется на брокеров.

«Закон о ценных бумагах» и (большинство) нормативных актов, изданных к нему, определяют ценные бумаги как акции, облигации и любые другие внутренние или не внутренние финансовые инструменты, признанные управляющим органом.

Теоретически это определение оставляет «SCA» возможность включить монеты или токены в свое собственное определение.

Закон определяет сырьевые товары как сельскохозяйственные продукты и природные ресурсы, извлеченные из-под земли или морей после их обработки и подготовки к коммерческому использованию, что, по-видимому, не распространяется на виртуальные валюты.

Однако более поздние регулирующие положения добавляют к определению сырьевых товаров фразу «и любые другие товары, торгуемые по контрактам». Даже без вступления в силу проекта «SCA» по регулирующим положениям для виртуальных активов большинство виртуальных монет и токенов могут быть охарактеризованы как сырьевые товары, если они не обладают характеристиками ценных бумаг.

Для торговых площадок виртуальных монет и токенов весьма актуально то, что деятельность по маркет-мейкингу ценных бумаг требует лицензии от «SCA». Маркет-мейкинг определяется как «деятельность, которая в основном зависит от обеспечения постоянных цен на покупку и продажу определенных ценных бумаг для повышения ликвидности таких ценных бумаг». В тех случаях, когда монеты или токены считаются ценными бумагами, обеспечение ликвидности токена, например, с помощью торговых ботов, в ОАЭ за пределами свободных зон потенциально может приравниваться к регулируемой деятельности.

НДС при регистрации компании в ОАЭ

Криптобизнес в ОАЭ в «Международном финансовом центре Дубая» («DIFC»)

«DFSA», компетентный регулятор «DIFC», в сентябре 2017 года заявил, что он не регулирует цифровые монеты или токены и считает их высокорискованными. Затем он заявил, что не предоставил лицензии ни одной фирме в «DIFC» на осуществления деятельности, связанной с инвестициями в виртуальную валюту.

В октябре 2019 года «DFSA» отправило предупреждение о том, что «MeleCoin» ошибочно лицензируется в «DIFC». В своем предупреждении «DFSA» снова сослалось на свое предупреждение от сентября 2017 года. В июне 2020 года в рамках своей будущей финансовой инициативы «DFSA» совместно с «Deloitte Middle East» опубликовало документ о хранении цифровых активов. Документ включает в себя классификацию монет и токенов, принятую «Управлением финансового поведения Великобритании».

Эта публикация может указывать на то, что «DFSA» собирается уточнить нормативный статус транзакций, связанных с монетами и токенами, в рамках «DIFC».

Основными законами, регулирующими лицензируемые предприятия в «DIFC», и администрируемыми «DFSA», являются:

  • «Регулирующий закон» 2004 года»;
  • «Закон о рынках» 2012 года;
  • «Закон, регулирующий Исламский финансовый бизнес» 2004 года;
  • «Закон о коллективных инвестициях» 2010 года; и
  • «Инвестиционно-трастовое законодательство» 2006 года.

«DFSA» выпустила свод правил, который содержит вспомогательные законодательные акты, принятые в соответствии с «Регулирующим законом» 2004 года советом директоров «DFSA».

«DIFC» запрещает людям оказывать финансовые услуги, включая торговлю и консультирование по инвестициям, таким как ценные бумаги и производные финансовые инструменты, если они не уполномочены на это. Деятельность представляет собой финансовую услугу в соответствии с «Регулирующим законом» 2004 года, с учетом различных исключений, если она представляет из себя:

  • прием депозитов;
  • предоставление кредитов;
  • предоставление денежных услуг;
  • работа с инвестициями в качестве принципала;
  • работа с инвестициями в качестве агента;
  • организация сделок по инвестициям;
  • управление активами;
  • консультирование по финансовым продуктам;
  • управление коллективным инвестиционным фондом;
  • предоставление депозитария;
  • организация депозитария;
  • заключение договоров страхования;
  • исполнение договоров страхования;
  • управление биржей;
  • управление клиринговым центром;
  • страховое посредничество;
  • управление страхованием;
  • управление инвестиционным счетом с разделением прибыли;
  • управление альтернативной торговой системой;
  • предоставление трастовых услуг;
  • обеспечение администрирования фонда;
  • выполнение функций доверительного управляющего фондом;
  • управление представительством;
  • управление кредитным рейтинговым агентством;
  • организация кредитования и консультирование по кредитам; и
  • управление краудфандинговой платформой.

«DIFC» также запрещает финансовые рекламные акции, которые включают в себя любое сообщение, которое приглашает или побуждает лицо 

  • заключить или предложить заключить соглашение о предоставлении финансовой услуги; или 
  • осуществлять любые права, предоставляемые финансовым продуктом, либо приобретать, распоряжаться, андеррайтировать или конвертировать финансовый продукт.

Хотя существуют широкие возможности того чтобы операции с виртуальной валютой подпадали бы под определение финансовых услуг или рекламных акций финансовых услуг, заявление «DIFC» указывает, что на данный момент он не рассматривает выпуск или торговлю цифровыми монетами и токенами как подпадающие под обширную нормативную базу «DIFC».

Криптобизнес в ОАЭ в «ADGM»

Компетентным регулятором в «ADGM» является «FSRA». Летом 2018 года «FSRA» выпустило далеко идущую рамочную программу, регулирующую деятельность того, что «ADGM» называл «криптобизнесом». Это было сделано путем внесения поправок в «Правила финансовых услуг и рынков» («FSMR») и предоставления подробных руководящих инструкций. 

Рамочная программа регулярно обновляется чтобы соответствовать глобальным разработкам, связанным с криптографией. В последний раз изменения были проведены в феврале 2020 года, при этом была изменена соответствующая руководящая документация. Одним из заметных изменений является изменение термина «криптоактивы» на «виртуальные активы» в соответствии с номенклатурой «Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег» («FATF»).

В соответствии с изменениями 2020 года «FSMR» делит виртуальные монеты и токены на цифровые активы, регулируемые «FSRA» с одной стороны, которые включают в себя

  • виртуальные активы (такие как нефиатные виртуальные валюты, в том числе «Bitcoin», «Ether»), 
  • цифровые ценные бумаги, 
  • фиатные токены (полностью подкрепленные), и
  • производные финансовые инструменты и фонды (т. е. производные финансовые инструменты, относящиеся к каким-либо цифровым активам и к коллективным инвестиционным фондам, инвестирующим в цифровые активы),

а также и на другие цифровые токены (например, utility-токены) с другой стороны. 

При этом только последние остаются нерегулируемыми.

«FSMR» определяет «виртуальный актив» как средство цифрового представления ценности, которое может быть продано в цифровом виде и функционирует как средство обмена, единица счета или хранилище ценности, или все три из них, но не имеет статуса законного платежного средства ни в одной юрисдикции. 

С точки зрения регулятивной политики, «FSRA» рассматривает виртуальные активы как сырьевые товары и, следовательно, не как определенные инвестиции в соответствии с «FSMR».

Деривативы виртуальных активов рассматриваются как деривативы сырьевых товаров и, следовательно, как определенные инвестиции в соответствии с «FSMR».

Несмотря на то, что не все виртуальные активы являются конкретными инвестициями, любой оператор рынка, посредник или кастодиан, занимающийся виртуальными активами, должен быть утвержден «FSRA» в качестве владельца разрешения на финансовые услуги в отношении соответствующей регулируемой деятельности.

Если «FSRA» классифицирует цифровые активы как цифровые ценные бумаги или производные финансовые инструменты или как коллективные инвестиционные фонды виртуальных активов, то операции с ними и их выпуск должны полностью соответствовать положениям, применяемым к ценным бумагам, производным финансовым инструментам и фондам, изложенным в «FSMR» и дополнительных правилах, выпущенных «FSRA».

Чтобы разъяснить свое отношение к цифровым ценным бумагам, «FSRA» в феврале 2020 года выпустила новые инструкции по регулированию деятельности в области цифровых ценных бумаг. Инструкции определяют «цифровые ценные бумаги» как цифровые активы с экономическими и правовыми признаками и характеристиками ценных бумаг. Инструкции направлены на разъяснение деятельности по предоставлению финансовых услуг, связанных с цифровыми ценными бумагами, в «ADGM», как в контексте первичного, так и вторичного рынка, а также на разъяснение правил предложения токенизированных ценных бумаг.

Если же речь идет о фиатных токенах, то деятельность должна быть лицензирована и регулироваться как предоставление денежных услуг в соответствии с «FSMR».

Подача бухгалтерских отчетов в ОАЭ

Обращайтесь к нам! Наши профессионалы помогут зарегистрировать компанию в любой свободной зоне ОАЭ, в том числе в «ADGM», подходящей для того, чтобы вести криптобизнес в ОАЭ!

Как можно получить визу ОАЭ?

При открытии компании в ОАЭ вы сможете оформить резидентскую визу ОАЭ для себя, для сотрудников и для членов семьи. Таким образом регистрация компании позволит вам всей семьей переехать чтобы вести криптобизнес в ОАЭ.

Можно ли вести криптобизнес в ОАЭ?

Финансовая свободная зона «ADGM» прекрасно подойдет для того чтобы вести криптобизнес в ОАЭ.

Может ли иностранец на 100% владеть компанией в ОАЭ?

В свободных зонах иностранец может владеть 100% акций компании.

Метки:

Читайте другие интересные статьи портала InternationalWealth.info:

Помогите сделать наш портал еще детальней, актуальней и полезней для Вас и Вашего бизнеса.

Адрес вашей почты не будет опубликован.